INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » distant voices » (06.08.2274) fucked up got ambushed zipped in


(06.08.2274) fucked up got ambushed zipped in

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

fucked up got ambushed zipped in

Cyrus Lake, Jason Frost

Земля, Болгария, о. Святой Кирилл

http://savepic.ru/9207810.png
Громче барабанов звук:
Это стук наших сердец.
Не волнуйся, милый друг:
Это так стучит пиздец.

♫ саундтрек

+1

2

[AVA]http://savepic.ru/9256233.png[/AVA][SGN]«Чтобы спасти наш народ, надо им пожертвовать». ©[/SGN]

— Оставь меня, солдат! — брутальная хрипотца в голосе, кровавый плевок на грязный бетонный пол, — стараясь не слишком активно заваливаться на усердно пыхтящего Лейка, Фрост уцепился белеющими пальцами за его плечо. Передвигались они медленно, рывками, кургузым неуверенным шагом по кривоватой траектории. На ум приходила аналогия с жадным муравьём-переростком, взвалившим на себя больше необходимого. Неизвестно, умеют ли материться муравьи, но показатели выносливости Лейка при каждом произнесённом «ять!» явно ползли вверх. — Иди дальше один. Наша партия не забудет моей славной гибели и твоего героического мужества.
Изображать здоровую иронию в нездоровых для этого обстоятельствах получалось хреново из-за невыносимого жжения в боку; зато невольно провравшийся сквозь сцепленные зубы стон боли вышел донельзя натуральным, лишенным приторного оттенка театральной фальши.

Длинный коридор, жавшийся с двух сторон серыми выщербленными стенами, казалось, не имел конца.
Кровь надувалась россыпью мелких пузырей, лопаясь между пальцами. Джейсон отнял ладонь от раны. Хлынуло горячей волной, замарало бурыми пятнами штанину, полилось на пол. Нож, направленный умелой вражеской рукой, ушёл в правое подреберье, оставив зияющую дыру. Не счесть было мелких порезов, ссадин и синяков.
Лейк выглядел не лучше. Он выглядел так в принципе; но в кои-то веки потеря в пунктах здоровья не соответствовала степени внешней потрёпанности. Если Сайрус убивал свою печень постепенно, дозируя порции разрушительного воздействия, то Фрост едва не распрощался со своей за считанные секунды. Пробитый броник, загасив удар, спас отца мировой революции от перспективы встретиться лично со знаменитыми покойными собратьями по идейным соображениям.
Фрост скрипнул зубами. Снова прижал ладонь к ране, стараясь заткнуть её насквозь мокрой тканью футболки.
В висках стучало, хотелось пить.
Две координаты в геометрии времени-пространства — тогда и сейчас, соединённые коротким отрезком памяти и единственной уцелевшей в сознании мыслью: они едва не погибли.

Никогда не заключайте деловых сделок с людьми, которых зовут Андон. Примета плохая.
Андон Брегович, по происхождению болгарин, по призванию мудак, занимался воровством и сбытом на чёрном рынке разной высокотехнологичной лабуды, такой незаменимой, когда речь идёт о подрыве государственной безопасности. Одна из этих полезных в хозяйстве штук пригнулась Джейсону. Купившись на кажущуюся адекватность продавца и его репутацию, Фрост направил к нему гонца. Гонец не вернулся, товар вместе с оплатой сгинул в неизвестном направлении. Наебалово было очевидным, нахальным и потому — обидным вдвойне.
Кинутый через известный фаллический орган, Фрост начал подготовку к операции «Мстительный пиздец на тропе войны». При этом Джейсон имел все шансы уступить право массакры вездесущему АНБ, тоже активно чесавшегося по душу ушлого болгарина. Но у АНБ не было Фроста; зато у Фроста был Лейк.
Сопоставив слитую Сайрусом информацию с данными, имеющимися у него самого, Джейсон вышел на людей Бреговича. Дальнейшее было делом техники. Техника была представлена парой стальных кусачек, медицинской пилой и прочими зубодробительным приблудами из арсенала любознательного террориста.
Намеченный день возмездия наконец-то удостоился своей красной ячейки в календаре.

Совершенно непонятно, почему большинство преступников выбирают в качестве основного убежища жопу мира, какую сыщешь не на всех туристических атласах. В это время года Фрост охотнее бы ковырялся в чужих кишках под палящим солнцем Гавайского побережья. Пляжи Чёрного моря с их отсталым сервисом, недружелюбными туземцами и отсутствием бесплатного вай-фая угнетали его сходством с покинутой родиной.
Когда-то давным-давно, когда революционно настроенные слои населения ещё не умели пользоваться фэйсбуком и википедией, на острове располагалась военная база. Позже базу закрыли и пробовали превратить в туристический объект. Но пейзаж из угрюмой монолитной цитадели открывался так себе, продажи фирменных сувениров из колючей проволоки упали ниже коммерческого минимума, поэтому и остров, и здание остались без надзора пугать окрестных чаек, покуда сюда не въехали незаконные заселенцы.

...на стороне Фроста сражались два десятка бойцов. Выжили двое.
И двое теперь брели по тускло освещённому коридору молчащей базы, едва дыша от усталости. Джейсон не привык выезжать из неприятностей на шее своих людей; тем более — буквально. Но сейчас выбора не было. Как выяснилось опытным путём, террорист с дырочкой в правом боку мало пригоден к самостоятельному перемещению по горизонтальным поверхностям без опоры на похрустывающее от напряжения товарищеское плечо.
— Медблок, — прохрипел Джейсон; переставлять ставшие ватными ноги становилось всё тяжелее, — там должен быть медблок.
Мигающая лампочка над дрожащим прямоугольником двери казалась спасительным маяком в искривлённом потоке реальности. Джейсон уставился на неё плывущим взглядом, сосредоточившись всем существом на крохотной яркой точке: только бы не закрыть глаза.
Красный — жёлтый. Жёлтый — красный. Красный, красный, красный. Мир превратился в алое море. Фрост перевёл взгляд на лицо Лейка, и оно тоже чудилось сплошным алым пятном: словно его макнули в расплавленную резину.

+3

3

Полтора года прошло с того дня, когда Сайрус Лейк, облажавшийся солдат, убийца поневоле, состоящий из алкоголя, чувства вины и воспоминаний вернулся домой после судьбоносного задания по слежке. Вернулся в одежде с чужого плеча, помятый, похмельный, в синяках. И совсем другой внутри.
После он начал делать то, на что считал себя неспособным. Скрытничать. Врать напарнику и всем остальным. Работать на две стороны.
Это было таким же вызовом, как и каждая боевая операция. Только без начала и конца, восемьдесят шесть тысяч четыреста секунд в сутки. Сайрус вгрызался в них, в каждую. Он не умел сдаваться.
Спустя какое-то время его начали привлекать и к вылазкам. Когда дело касалось перестрелок, Сайрус был не из тех, кто празднует труса.

Многие агенты предпочитали проводить отпуск где-нибудь на пляжном курорте. Море, тепло, вокруг девушки в купальниках, коктейль через трубочку - крайне необходимый контраст после рабочих будней.
В отпуске Лейка определённо не хватало моря, полуголых красоток и коктейлей. Но, не отнимешь, вокруг было очень, очень жарко.
Даже слишком. Но чертям из Преисподней тут определённо понравилось бы.
Потери в отряде - это всегда очень тяжело. Что уж говорить о ситуации, когда Сэмми - общительного, неплохого парня Сэмми пришлось пристрелить, потому что некому было тащить его, а попав в руки противника, он становился угрозой; когда погибли все, кроме двоих. Самых подготовленных или самых удачливых.
Лейк не удивлялся. Он уже давно ощущал себя каким-то Чёрным Солдатом. Сколько раз бойня, закружив и пожевав отряд, оставляла его в живых. Его товарищи экспрессивно разбрасывали внутренности по округе или медленно, сопротивляясь, сражаясь за каждый вдох, холодели. Их скашивал свинцовый дождь или стена из напалма. Они погибали в рукопашных схватках или под гусеницами танка.
Он оставался живым. И почти всегда - даже без особых травм. Те, что были, на фоне творящихся пиздецов и месива из остальных людей казались следами от лёгкого щипка. Будто он в принципе не мог погибнуть в бою.
В этот раз даже Фроста, который, казалось, был отлит из титана и мании величия, хорошо потрепало.
- Заткнись, урррод, - процедил Лейк, ткнув Джейсона в здоровый бок.
Он передвигался и тащил Фроста больше на упрямстве, чем на мышечной силе. Тот напоминал куль с песком. Говорящий, мать его, куль. Тяжеленный от революционных дум.
- И так знаю. Двигай ногами уже в свой медблок. Курицы без башки бегают быстрее, чем ты с этой царапинкой ходишь.
Они оставляли за собой кровавый след. Крови было столько, что даже удивляло, как Фрост остаётся таким тяжёлым.
Лейк его люто ненавидел в этот момент. Впору убить, а награду, причитающуюся за смерть лидера повстанцев, сжечь к херам.
Такой уверенный в себе, такой, сссука, решительный и расчётливый. За один вечер он вытащил Сайруса из петли и окунул в позорную яму предателей. Он вёл за собой людей, подкрепляя свои слова ударами, выстрелами и взрывами. И вдруг - белый, едва дышащий. Льющий свою кровь так же щедро, как обычно - чужую. Но такой же невыносимый.
Дверь медблока была всё ближе. И достигнуть её казалось всё маловероятней. Фрост уплывал, оказывая всё меньше помощи в своей транспортировке, а Лейк выдыхался. Казалось, уже можно услышать, как трещат сухожилия. С каким звуком мышцы отстают от костей. Как гудит кровь в венах.
Вдобавок Сайрус держал пистолет наготове. Уверенность, что все обитатели базы полегли, была бы непозволительной роскошью. А сейчас они с Фростом выступали с чудесным парным танцем под названием "Пристрели меня, если не лень".
- Эй, не спи. Уже близко. Два шага.
"Два шага" были двумя вечностями. Ввалившись внутрь медблока, Лейк на остатках сил доволок Джейсона до койки, куда и уложил, как смог. После чего оперся руками на колени и замер, пытаясь справиться с гулом в ушах и заливающей конечности тяжестью.
- Щас. Секунду. Пару секунд, - выдохнул он без особой надежды, что его слышат. - Только не вздумай помирать... это совсем тупо будет. Зря столько тащились, что ли. И Сэмми... он же легче был... Я бы тогда его взял.
Сайрус передыхал меньше, чем было необходимо, намного меньше, чем хотелось бы. Только почувствовав, что может шевелиться, он сорвался на обыск помещения. Фросту нужна была срочная помощь, а все свои имеющиеся экстренные препараты они использовали в ходе самоубийственной атаки. Восемнадцать повстанцев погибли не сразу, они заставили Костлявую попотеть.
- Тоже мне, принцесса, - бормотал Лейк, лихорадочно потроша шкафчики и радостно вскидываясь после каждой полезной находки. Бинты. Пластыри. Застывающий кровоостаналивающий состав - совсем как тот, что начисто вышел у них. Стимуляторы. Набор для внутривенных вливаний. - Бок пощекотали, так он и расклеился сразу. Потребность в печени - это же, ять, пережиток прошлого. А он без полного комплекта органов прям жить не может, ОКРщик сраный.
С добычей он вернулся к Джейсону. Мрачно заглянул в обескровленное лицо, в мутные глаза. Как много АНБшников хотели бы видеть Фроста таким.
Стягивание бронежилета превратилось в целое мероприятие. Сайрус изматерился. При активных движениях его самого перекашивало от боли в пояснице - наскоро оценив своё состояние, он понял, что пуля не пробила жилет, но всё же на несколько сантиметров вогнала в плоть и его и все слои ткани под ним. Неприятно, хреново, но жить пока можно.
А вот Фростовская рана была хуже. Намного хуже. Бил опытный вояка. Собственно, другие их бы так и не выкосили.
Лейк залил гемостатиком дыру в боку Джейсона. Дождался, пока состав застынет, проверил, не подтекает ли. Тёмно-зелёное пятно на коже смотрелось жутко, но не так, как открытая дыра. Если внутренние повреждения не слишком серьёзны, то вполне можно дотянуть до нормального врача.
Но состояние раненого продолжало тревожить. Он уже не терял кровь, но слишком много оставил её на полу в коридорах и собственной одежде. Колоть его стимуляторами было попросту опасно.
Оглядываясь в поисках чего-либо, что сможет навести на мысль, Лейк заметил инфузионный насос. В его глазах зажглась та самая маниакальная искра, после которойобычно начинались дикие проблемы.
Насос отчаянно сопротивлялся тому, чего от него хотел Сайрус. Сама идея казалась варварством и огромным шагом назад. Но других вариантов не было. Требовалось при минимуме инструментов, со скальпелем вместо отвёртки, переубедить грёбаную машинку. В деле ремонта, апгрейда и изготовления механических предметов Лейк съел не только собаку, а большую часть населения Кореи, но, как правило, вещи, проходящие через его руки, не требовали стерильности.
И всё же он сделал, что хотел. Оставалось лишь надеяться на обрывок разговора, засевший в памяти уверенностью в том, что у них с Фростом одинаковая группа крови. И на то, что насос сработает, как надо. И на то, что ещё не слишком поздно.
Сайрус ставил свою жизнь и на меньшее. А вот чужую - никогда.
Действуя взвинченно-быстро, он продезинфицировал Джейсону вену на локте, ввёл иглу. Повторил процедуру с собой. Кровь поползла по трубке к насосу, который был готов перенаправить её Фросту. Прямое переливание, без каких-либо проверок и анализов. Дикость. Необходимость.
Сайрус следил за тем, как прозрачные трубки становятся тёмно-красными. Что угодно, лишь бы не смотреть на бледного, исходящего холодным потом Джейсона.
- Это, хотел сказать. Я проходил плановый медосмотр только весной. Если вдруг заразишься каким-нибудь там СПИДом, не говори, что от меня. Не поймут, знаешь ли.[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/04/299298b901452982b49489c5c7a236b7.jpg[/AVA][SGN]

http://49.media.tumblr.com/539d46daa697a6219c44074bb2c457cc/tumblr_nt1m21BIty1rx8ys3o1_250.gif

я не встречал людей серьёзней
спокойней мягче и нежней
чем сайрус лейк когда он тихо
лопатой пиздит говнюков
© Тим "Шекспир" Фостер

[/SGN]

Отредактировано Cyrus Lake (2016-04-10 02:36:41)

+3

4

[AVA]http://savepic.ru/9256233.png[/AVA][SGN]«Чтобы спасти наш народ, надо им пожертвовать». ©[/SGN]

Сайрус говорил. Джейсон не откликался. Мерцала огоньками датчиков аппаратура, перекачивая кровь по трубкам.
Останься при нём способность сносно соображать, Фрост бы отметил иронию момента. Полтора года назад всё происходило до точности наоборот: Лейк тонул в беспросветном хаосе своего перегретого чувством вины рассудка, а Джейсон пытался стать для него ориентиром, ведущим обратно, из сомнамбулического кошмара — в реальность.
Теперь Фрост лежал плашмя на пропахшей лекарствами койке, свесив одну руку в пустоту, и проваливался куда-то в белую ватную мглу, откуда его так настойчиво пробовал вытащить казавшийся незнакомым голос. Фразы долетали нечётко, мозг улавливал смысл отдельных слов, но никак не мог соединить их между собой, собрать в логическую конструкцию. То ли от того, что в медблоке стоял собачий холод, то ли потому, что потерял много крови, Фроста продирал озноб. Хотелось только одного — чтобы его оставили в покое. Позволили малодушно отказаться от борьбы. Дать сознанию окончательно погаснуть. Уснуть. Может быть, и насовсем. Удушающая слабость наваливалась на плечи, сжимала глотку мягкой лапой, лишая воли к жизни и высасывая остатки сил.
Но Фрост не был бы Фростом, если бы согласился на навязываемый ему судьбой финал. Слишком просто, недостаточно масштабно. Умереть вот так — словив «перо» в бок от безымянного бойца, чьего лица Джейсон даже не запомнил, и истечь потом кровью в забытой богом бетонной норе где-то на задворках Европы. Каждая клетка организма лидера повстанцев противилась самой мысли о подобной участи. Только не здесь, не сейчас, не так. Только не он.

Время тянулось медленно. Откапало немало минут, прежде чем Фрост вновь ярко ощутил ток жизни, бегущей по венам. Задышал полной грудью.
Веки слабо дрогнули. Набухли жилы на висках, тяжело заходили желваки. Открыв глаза, Джейсон узрел серый квадрат потолка. Обрёл ясность определения своего положения в пространстве.
— Не скажу, Маугли, — едва слышно произнёс он, шевельнув губами, припомнив последнее, что услышал.  — Мы с тобой теперь одной крови.
Мгновение он ещё смотрел перед собой, словно видя то, чего живому человеку, находясь в мире материальном, видеть не следует; но чувствовал себя гораздо лучше. А вот выглядел по-прежнему паршиво. Лицо спало, черты болезненно заострились. Глаза стали совсем светлыми, выцветшими, как у старика или беспробудного пьяницы.
Фрост не улыбался, — куда там: перестать бы надсадно хрипеть и морщиться от острых спазмов; но всё равно не оставлял своих дурацких шуточек. Он шутил, когда ему пытались свернуть шею, шутил, убивая сам, с друзьями и заклятыми врагами, на войне, вне её, сжимая в руке оружие или стопку горючего пойла.
И всё же путешествие в другой конец бытия и обратно далось Джейсону нелегко. Вся его непрошибаемая невозмутимость и монументальность памятника собственной самоуверенности исчезли почти без следа. Не было больше самопровозглашённого лидера и палача, двулично носившего маску освободителя. Остался только человек. Уже немолодой, бесконечно уставший. Взваливший на себя слишком много, чтобы справиться с этой ношей в одиночку. Несмотря на уже вполне осознанное чувство благодарности, сейчас Фросту больше всего на свете хотелось придушить своего спасителя. Просто за то, что Лейк увидел его таким. Слабым. Беспомощным. Зависимым от кого-то.

Дикое, иррациональное желание отступило и растворилось в очередном глотке кислорода. Джейсон протолкнул колючий ком в горле, учуяв на языке горький привкус желчи, — дурной знак. Скривился от боли в боку, жгучим уколом отдавшей куда-то под лопатку. Рефлекторно дернулся всем телом, но остался на месте: только приподнялся на локте и сплюнул в сторону, вымарав кафельный пол кровавой кляксой.
Ещё раз посмотрел на извитые сосуды окрашенных красным трубок, затем — на Сайруса.
— Спасибо. — Одно слово, произнесённое тоном, который услышать от Фроста удавалось лишь в минуты редких приступов человечности. Джейсон не без некоторого усилия сфокусировал взгляд на лице Лейка: — Не жалеешь?
Фрост не стал уточнять, о чём именно должен был сожалеть Сайрус. О том ли, что спас его, а не весельчака Сэмми; о том, что вообще ввязался в эту авантюру, — ведь мог, имел полное право отсидеться в тылу, а не лезть в самое пекло; или о том, что тогда, в старой тесной квартире на окраине Марселя позволил увести себя с пути, которому следовал всю предыдущую жизнь — в никуда, к неотвратимой гибели.

+3

5

Кровь и минуты текли, сливаясь в красно-длящийся поток. Временами Сайрусу казалось, что уже слишком поздно и что Фросту не помочь. Временами он погружался в бездумное спокойствие, из которого не могли выбить даже хрипы раненого.
Получив передышку, он изо всех сил старался отгородиться от фрагментов кровопролитной вылазки, вспышками проступающими сквозь реальность. Взрывы, крики, выстрелы. Кровь - чужая, собственная, какая разница, она слишком красная, чтобы можно было спокойно смотреть. Сердцебиение, комом стоящее в горле, лишающее возможности что-либо сказать. Судорога, выламывающая кости.
Нет, не сейчас. Они ещё не выбрались, не в безопасности. Нельзя расклеиваться.
Потом, позже.
После операций, сопровождающихся серьёзными потерями, Лейк снова прекращал спать. Но он был не из тех, кто признаётся, что ему тяжело, пока способен держать пушку и направлять её в сторону врага. Он привык бодаться с проблемами, и они рано или поздно отступали.
О том, что однажды этот метод уже доказал свою нежизнеспособность, думать не хотелось.
Джейсон пришёл в себя, хоть это и выражалось только в открытых глазах и прорезавшемся голосе. Выглядел он по-прежнему как клиент для дома ритуальных услуг. Лейк несколько секунд тупо разглядывал его, будто не мог взять в толк, как он тут оказался.
Сайрус отдал больше крови, чем стоило при его весе и состоянии, теперь в голове шумело. Он вытащил иглу из вены - первое же движение принесло осознание, насколько же затекло всё тело, - отключил насос и откинулся на вторую койку, на которой устроился во время переливания. Потолок слегка покачивался, будто они с Фростом плыли куда-то далеко-далеко. Наверное, в то самое светлое будущее, к которому Сопротивление прорывалось при помощи взрывчатки и пороха пополам с кровью.
Оно не могло не быть страшным - после такого-то пути.
- И жалею, и нет. Если бы не ты, я бы чувствовал себя намного меньшим уродом. И если бы не ты, я бы сейчас был мёртв. Это чего-то, да стоит.
Разглядывая серую муть потолка, Лейк вдруг чётко понял: он спасал Фроста, а не Сэма, даже не потому, что один был лидером, на которого завязано всё, а второй - рядовым боевиком. Не потому, что Джейсон в своё время вытащил его из петли, свитой из ненависти к себе, страха, чувства вины и алкогольного дурмана. Просто у Фроста было больше жизненных сил для борьбы. Другой с его раной уже давно перестал бы трепыхаться, даже не дотянув до медблока. А Фрост - жил, цеплялся, язвил.
Та ещё сволочь - но им можно было лишь восхищаться.
Справившись с головокружением, Лейк поднялся, по-собачьи встряхнул головой. Бросил на койку Джейсона свой изрядно выпотрошенный мед-набор:
- Вот, ширнись там чем-нибудь на свой вкус. А то не поймёшь даже, то ли тебе стимулятор, то ли обезболивающее, то ли просто живительный пинок внутримышечно.
Сам он наконец смог заняться своей раной. Действуя на ощупь и прилично подрав щипцами кожу вокруг пули вместе с засевшим в плоти броником, Лейк всё же выковырял её, сопровождая процесс шипением рассерженного чайника.
На растревоженную рану лёг широкий мазок гемостатика. Покрутив пулю, Сайрус сунул её в карман. Пора было собирать коллекцию, деля её на три секции: пули, полученные на службе в АНБ, полученные во время работы на повстанцев, и прилетевшие просто так, потому что кто-то бесимая задница.
- Я готов, а ты? Чем скорее мы свалим отсюда и дадим врачу поржать с твоей царапинки, тем лучше. По дороге можем выпотрошить суку-Бреговича и устроить большой "бабах!", это тебе будет полезней постельного режима. Доктор Лейк плохого не посоветует.[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/04/299298b901452982b49489c5c7a236b7.jpg[/AVA]

+3

6

Сев, Джейсон вслед за Лейком выдернул иглу из вены. Посмотрел на ворох ампул и шприцов, щедрой рукой Сайруса брошенных на койку. Рядом валялся распотрошённый броник.
— Сегодня ты угощаешь, — кивнул с усмешкой Фрост, едва заметно поморщившись: блевать хотелось — удержу нет. — Выберемся из этой дыры — проставлюсь.
Обхаживающий свою рану Лейк шипел, как дворовый кот, выкусывающий блох из шкуры. Фрост скользнул по нему беглым пристальным взглядом исподлобья. В пылу схватки некогда было здраво оценить, насколько пострадал напарник. Меньше всего Джейсону хотелось расплатиться за свою жизнь — чужой. Но Лейк будто заключил сделку со всеми святыми. В огне не горел, в воде не тонул и на хую вертел медные трубы. Фрост считал его чем-то наподобие своего талисмана. Вроде попугая на плече пиратского капитана. Может статься, корабль революции, который лидер террористов столько лет вел к берегу грёз о своём сытом будущем, в конце концов налетит на рифы и бесславно кончит вместе со всем экипажем на дне океана,  — но если Сайрус окажется рядом в этот момент, Джейсону будет немного легче.
Лейк был невыносим, но он спас ему жизнь. Он всегда боролся до конца, прокладывая своим стальным лбом дорогу там, где все прочие теряли сначала веру и надежду, а после и жизнь. Даже умерев, он оставался бы грёбанной верблюжьей колючкой в заднице у всех своих врагов.
Так же, как и сам Фрост.
Набрав в шприц прозрачной жидкости, Джейсон сделал себе инъекцию антибиотика. Боль можно перетерпеть. Подохнуть от перитонита было бы обидно. 
Время от времени его ещё вело в сторону, пол ускользал из под ног.
— Тихо, — вдруг резко оборвал Сайруса Фрост, прислушавшись к чему-то вне стен медблока. Взгляд застыл тревожно, неприязненно дёрнулась верхняя губа, как у настороженного волка, учуявшего враждебное присутствие охотника.
Из коридора доносились шаги.
Словно в замедленной съёмке, почти не дыша и не спуская напряжённого взгляда с двери, Фрост протянул руку вниз, нащупав пальцами рукоять пистолета в облатке поясной кобуры.
...первый, получивший пулю ровно в середину рыла, наверное, даже не успел ничего понять. Ему снесло полбашки, развороченное лицо брызнуло кровью и осколками кости, и труп с гулким стуком завалился прямо в проходе, выронив оружие.
— Сука!.. — заорал кто-то из коридора. Следом грянула короткая очередь.
«Сука» тем временем упал на пол, больно приложившись локтем о холодный кафель. Что-то недобро ухнуло справа от живота, заныли продырявленные ножом внутренности.
С грохотом опрокинув кушетку, Фрост укрылся за ней, как за щитом.
Где-то рядом, судя по звукам, Сайрус готовился всадить дозу халявного свинца в тело следующего незваного визитёра. Бешеный боевой хомяк пока явно не собирался заряжать свой последний поезд на пути к славе, и Джейсон был ему за это благодарен.
Оставалось надеяться, что он и впредь не даст Фросту повод вернуть ему сегодняшний должок.[AVA]http://savepic.ru/9256233.png[/AVA][SGN]«Чтобы спасти наш народ, надо им пожертвовать». ©[/SGN]

+2

7

Террористическую идиллию (крови внутри больше, чем снаружи, а пуль в магазине больше, чем в организме) прервали самым бесцеремонным образом. Хоть постучались бы, мало ли в каком виде два джентльмена могут прохлаждаться в медблоке.
Не то чтобы хоть в одном из параллельных миров существовала такая вероятность конкретно для Фроста и Лейка, но нападающим-то откуда знать? Неоткуда. Так что ублюдки они невоспитанные.
- Ещё какая сука, - согласился Лейк с невидимым врагом. Он, конечно, любил поспорить не по делу, но непреложные истины обычно уважал.
Он засел за хромированным боком инфузионного насоса, который безропотно принял в себя предназначавшуюся ему очередь. Для бедного медаппарата это стало меньшим надругательством, чем варварское переливание крови. Он только вздохнул укоризненно, отключаясь навсегда.
Высунувшись, Лейк метким выстрелом снял противника. Перекатился к Фросту, побелевшими пальцами вцепился в перевёрнутую койку. Его вело, мир покачивался, но не так расслабленно и успокаивающе, как во время опьянения. Да и накатывающая слабость была не из приятных, а такая, шепчущая: "ты мудак, более того, мудак с недостатком крови, мозга и совести, а ещё у тебя ПТСР и вообще иди и сдохни". Даже жаль, что эту слабость нельзя было расстрелять, как ребят Бреговича. Очень, очень жаль.
Самые худшие враги Сайруса удивительным образом совпадали с ним в пространстве, миллиметр в миллиметр.
После нескольких секунд, выделенных себе на оклёмывание после резкого движения, он принялся соображать. Обшарил помещение цепким взглядом человека, который намерен дорого продать свою жизнь. Кое-что прикинул. Зыркнул на Фроста - даже с весёленькой перфорацией бока тот оставался боеспособен. Видимо, чтоб он прилёг подумать о вечном, его нужно было проткнуть насквозь. Пока же он держался и ничуть не нуждался в няньке. А вот в том, кто будет убирать за ним трупы - вполне.
Хоть с ним всё было нормально, насколько это возможно в ситуации, где всех остальных переубивали. Старина Джейсон, с которым они выгребут из всего, а потом будут лечить душу, уродуя печень. И снова искать, куда бы встрять с великой, мать её, целью - или без неё, просто потому, что кто-то агрессивно возбух не по делу.
- Прикрой меня, - попросил Лейк. И вынырнул из-за спасительной массивности кушетки.
Случайный рикошет чиркнул по лбу, заставив на мгновение сбиться с темпа передвижения. "Ещё бы несколько сантиметров - и привет", - с удивительным хладнокровием подумал Лейк. "Привет, привет, привет", - застучало в голове. Дурнота множилась, выталкивая прочие мысли.
Хлынувшая кровь заливала глаза, в висках билась цель.
Под градом пуль он добрался до кислородного баллона, который, оберегая почище новорожденного младенца, притащил к бастиону Фроста, некогда бывшему простой кушеткой.
- Кстати... - прохрипел Сайрус, в попытке избавиться от звона в ушах встряхивая головой, как промокший пёс. - Если после всех этих красивостей с кровным братством ты вдруг решил, что я не ненавижу тебя, то тупо бредишь.
Высунув руку с пистолетом, он сделал пару выстрелов вслепую. И вдохнул, готовясь.
- Ещё как ненавижу. Убил бы. И убью. Если ты после всего... После всего, вот этого... - баллон полетел в проём двери, грохотнул по полу. Один из боевиков едва успел пригнуться, чтоб не получить им по башке. - И раньше... и тогда, в Марселе... Если ты вдруг решишь отступиться...
Лейк выглянул, прищурился на синее пятно баллона. То, что он был измотан до плывущей реальности, не значило, что он начал мазать.
- Возьму и убью, - сказал он. И нажал на спусковой крючок.
Взрыв прокатился по коридору, как сенсация по оголодавшей аудитории. С шумом, пылью и воплями.
Тряхануло прилично. Особенно оценил тот нападающий, что как раз маячил в дверном проёме. Его впечатало в койку, хорошенько подпалив и размозжив пару костей в процессе. Он стонал тихо, даже будто застенчиво. Вот то ли дело Лейк - он матерился во весь голос. Сам не думал, что так грянет.
Кряхтя, он выбрался из-за преграды. Противникам в коридоре было чем заняться помимо обстрела. Они активно принимали ислам в летально крупных дозах.
- Где Брегович? - угрожающе ласково спросил Сайрус у их невольного соседа по койке.
- Отсоси, гондон мелкий... - выдохнул он, едва шевеля окровавленными губами, сплошь в осколках зубов.
Лейк выразительно глянул на Фроста, мол, смотри, дебил какой, на простейший вопрос не может ответить.
Склонился забрать трофейную пушку и двинул в коридор, оставив Фроста потолковать с раненым. Уж что-что, а уговаривать тот умел. Разнообразно.
Вернулся Сайрус чуть более изгвазданный, крутя на пальце керамбит. Простой нож сгинул во время прорыва, намертво застряв в грудной клетке амбала, что каким-то образом подобрался слишком близко к повстанцам. Что уж теперь... Свой керамбит Лейк тоже любил. И всегда счищал с него кровь.
Нет, ему ещё было не всё равно, кого убивать, но.
Этих было можно. Так Фрост сказал. И так же сказали все те, кого эти козлы уложили ранее.
- Снаружи чисто. Ну, то есть, дохрена грязно, конечно, но убивать нас некому. Сможешь идти сам?[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/04/299298b901452982b49489c5c7a236b7.jpg[/AVA]

Отредактировано Cyrus Lake (2016-05-17 00:14:31)

+1

8

— Смогу, — ухмыльнулся Джейсон, распрямляясь и вытирая ладони о штаны с видом человека, только что завершившего охренеть какую важную в маштабах благополучия вселенной работу. Хотя с таким видом Фрост даже из уборной выходил. — Но если вдруг решишь понести меня на руках — отказываться не стану.
С пальцев капало. Под ногами медленно разливалась кровавая лужа, — и кровь принадлежала не ему. Пока ещё — не ему. Джейсон поймал в ней вновь поплывшим взглядом своё отражение: сколько у него времени в запасе? Час или два от силы, — чтобы добраться до цивилизации, найти врача, достаточно умелого, чтобы не наделать в Джейсоне новых ненужных дыр и залатать старые, и достаточно сообразительного — или жадного, как пойдёт — чтобы никому не разболтать, на ком он упражнялся в вышивании гладью этим вечером. А по дороге нужно было перерезать глотку Бреговичу, надавать целительных пинков его ещё не передохшим шакалам, спиздить обратно честно оплаченный товар, по возможности не оставить камня на камне от этой дыры, устроив на прощание раскатистый фейерверк... Словом, дел было невпроворот; а ворочавшаяся в кишках нехорошая свинцовая тяжесть всё явственнее намекала: хоть крови — собственной и щедро пожертвованной Лейком — в Джейсоне ещё достаточно, чтобы пустить горлом чужую, значительная её часть сосредоточена совсем не в той части организма, где ей положено быть сообразно всем законам физиологии.
И всё ещё очень хотелось пить. Но — нельзя.
Изувеченный труп оползал по кафельной стене, пропитывая клеёную поверхность кушетки следами мучительной смерти. Фрост вогнал бедолаге какую-то замысловатую металлическую хрень прямиком в левую ноздрю, пробив хрящ, и ковырялся там с упорством одержимого лихорадкой золотоискателя, пока боевик не выложил всё, что знал, мог вспомнить и рассказать в перерывах между надсадными дикими воплями. А потом он вдруг умер. Наверное, Фрост немного перестарался, изучая возможности добытого медицинского орудия — надо признать, игрушка была завораживающая. Между медблоком и камерой пыток — при должном подходе — разница не так уж велика. А Джейсон вдруг с тоской вспомнил, что мечтал в детстве стать хирургом. В те редкие мгновения, когда не мечтал просто дожить до совершеннолетия, невзирая на хроническое отсутствие нормальной жратвы, чистой воды, любящей семьи и комфортных коммунальных условий.

Труп выразительно молчал. Фрост сверлил его в упор пристальным взглядом, словно дожидаясь чего-то.
И дождался. Заскрипела вдруг рация на груди мертвеца; со смесью удивления и хищной радости в глазах Джейсон признал в прорывающемся сквозь помехи голосе Бреговича. К счастью, своим, отечественным солдатам болгарский выродок не слишком доверял; поэтому вынужден был общаться с американскими наймитами из своего личного состава на скверном английском. Но не настолько скверном, чтобы Джейсон не мог его понять.
— Картер? — требовательно вопросил динамик.
Бросив короткий взгляд в сторону Лейка, Фрост приложил указательный палец к губам и взял рацию.
— Да, босс.
— Что у тебя с голосом?
Джейсон хрипло кашлянул, сплюнув на пол кровавым сгустком.
— Соскучился по вам, босс, — просипел он сквозь сжатый кулак. — Так, потрепали немного.
В ответ голос на той стороне разразился бранью. Очевидно, на болгарском — потому что Фрост не понял нихуя из услышанного. Зато понял, что Брегович явно не в духе. Хотя его можно было понять. Фросту бы тоже не сиделось спокойно в вертикальном положении, если бы по его апартаментам ползали два полудохлых террориста, жаждущих отмщения за попранную профессиональную гордость и возмездия за убитых товарищей.
— Какого хера у вас там творится? Где этот блядский мудак?
Опознав (не без некоторой гордости на почве народного признания) в означенном мудаке себя, Джейсон не замедлил с ответом:
— Попался тёплым, ссука, — он искренне попытался изобразить мстительную радость.
На той стороне установилась тишина. Молчание было неприятно долгим и напряжённым.
— Тащите его сюда. И шевелите, блять, яйцами, пока они у вас есть. Отбой.
Рация снова умолкла. Фрост бросил её на пол, с хрустом раздавив тяжёлым армейским ботинком.
— Ну всё, — заключил он, поднимая взгляд на Сайруса. — Минут пять-десять у нас есть. План здания помнишь, или эта очаровательная царапина на лбу всё-таки потихоньку выпускает вакуум из твоей башки?
Предсказуемо не став дожидаться ответа, Джейсон засобирался к выходу. Помнит, конечно. Это же Лейк. Он может спьяну забыть, где заснул вчера, с кем проснулся утром в обнимку и по какому поводу вообще нажрался; но на поле боя не подводил ещё ни разу.
— Ах да, — Фрост ненадолго застыл в дверях, обернувшись через плечо и посмотрев на товарища, — совсем забыл. Ещё кое-что: я тебя тоже очень ненавижу. Больше всех на свете. Не сомневайся.
Подмигнув взъерошенному Сайрусу, Фрост умолк, и разухабистое лихое веселье, поселившееся в углах побелевших губ и мелькнувшее злым отсветом в глазах, сменилось выражением хмурой сосредоточенности.

Коридоры были пусты. Стараниями людей Джейсона сеть камер слежения удалось отключить ещё до начала боя. Правда, Фрост не мог дать ровным счётом никакой гарантии, что в самый драматически ответственный момент бойцы Бреговича не устранят техническую неисправность, раскатав в пух и прах их маленький спектакль; либо сам Брегович снова решит выйти на связь с подчинённым и, не дождавшись ответа, заподозрит неладное, отправив им навстречу пару недружелюбно настроенных ребят с пламенным сверхдальнобойным приветом в каждой руке.
Но миновало. Спустившись на два пролёта вниз по бетонной лестнице, Фрост и Лейк оказались на расстоянии нескольких футов под землёй. Тускло лился с потолка скудный свет. Каменный грот с прямым выходом к морю блестел рядами новеньких катеров. Где-то здесь должны были быть и сам болгарин с остатками персональной охраны, и готовящийся к транспортировке ценный груз.
Предположения Фроста подтвердились, когда до слуха сквозь пульсирующее ватное облако в голове докатились звуки чужих голосов. Схоронивших за нагромождением каких-то баков, Фрост навскидку оценил силы противника. Численный перевес был налицо, и далеко не в пользу двух вымаранных кровью радетелей за мир во всём мире.
— Заебись, — констатировал Джейсон бесцветным ровным тоном, будто сел на жвачку, а не оказался на волосок от полного провала, раненый, в окружении врагов, с одной тяжело дышащей полутораметровой бюджетной версией Рэмбо под боком. Бок, кстати, болел всё сильнее. Фрост вздохнул. После чего глубоко и основательно задумался — секунд так на пятнадцать — и зашептал, повернувшись к Лейку:
— Всасывай сюда, пробник человека, — вообще-то Фрост был личностью разносторонне образованной, воспитанной и интеллигентной; но живым ему нравилось быть гораздо больше. Поэтому в условиях подкрадывающегося со всех сторон пиздеца он резко терял обходительность манер в общении с подчинёнными, набирая при этом в доходчивости раздаваемых приказов. К Сайрусу, правда, это не относилось — он и Джейсон всегда общались в духе старых супругов, переживших вместе всё, вплоть до кризиса отношений с попыткой раздела нажитого имущества и друг друга на составляющие. Ну, нравилось им так. — Третий катер справа. Приборная панель. Доступ по паролю, — он назвал нужную комбинацию цифр. — Хранилище в днище. Там — гранатомёт. Большой, как ты любишь, — о прочих достоинствах экспериментальной игрушки, из-за которой разгорелся весь сыр-бор, Фрост сознательно умолчал: не до того. — Разберёшься.
Уповая на то, что не ошибся в деталях, выдавая напарнику стратегически важную информацию, Фрост мысленно помянул всех известных ему святых покровителей. На ум пришли только Преподобный Вискарь и Его Святейшество Скотч.
— Вали, — поморщившись от нового укола боли, он перехватил поудобнее винтовку. Ослабевшие руки слушались неохотно. — Смотри, не споткнись там. И смотри, чтобы об тебя никто не споткнулся.
Совет был, между прочим, дельный. Прецеденты случались. Хотя, наверное, шею врагу можно свернуть и таким замысловатым образом — Сайрус порой был непредсказуемо функционален, как собранный китайцами швейцарский нож.
Кивнув Лейку, Джейсон выждал, пока тот скроется в темноте, взяв нужное направление. После чего ненадолго высунулся из-за баков и метко снял прицельным выстрелом одного из ничего не подозревающих бойцов на освещённой площадке впереди. Следом незамедлительно грянула ответная очередь, пролившаяся свинцовым дождём над головой.
Началось.[AVA]http://savepic.ru/10158635.png[/AVA][SGN]«Чтобы спасти наш народ, надо им пожертвовать». ©[/SGN]

+1


Вы здесь » INTERSTELLAR » distant voices » (06.08.2274) fucked up got ambushed zipped in


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC