INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Нам казалось, нам пиздец. Оказалось, не казалось


Нам казалось, нам пиздец. Оказалось, не казалось

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Нам казалось, нам пиздец. Оказалось, не казалось

Jacek Chopin, Raichel Heller.

США, Нью-Йорк.

http://demotivators.to/media/posters/1632/815733_nam-kazalos-nam-pizdets.jpg
п.1 Где наша не пропадала.
п.2 Главное, не залезть в такой пиздец, из которого не вылезем.
п.3 где дядя Руди?!...оказалось, не казалось.

♫ саундтрек
[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7321984.jpg[/AVA][SGN].[/SGN]

+2

2

[NIC]Jacek Chopin[/NIC][AVA]http://savepic.su/7307749.jpg[/AVA]Вспышка справа! Пригнуться, разворот на полкорпуса и вперед, только вперед, короткими опасливыми перебежками, замирая всякий раз, когда угроза жизни становилась совсем очевидной…

Техника по природе своей была хищником, и хотела она только одного: жестоких и кровавых жертвоприношений во славу самой себя. Единственным и бессменным кандидатом в жертвы по недоступным человеческой логике причинам, она избрала бедолагу Яцека, нахально игнорируя все остальные семь миллиардов людей. Так что не удивительно, что в технический отдел вор входил, как Индиана Джонс в наполненную сокровищами и ловушками гробницу.
Ловушки угрожающе гудели, плевались в Яцека снопом искр и тянули к нему свои зловещие щупальца-провода, надеясь если не удушить, то хотя бы ударить вора полом об лицо.
Сокровище было только одно. Хреновенькое такое лохматое сокровище, ради которого не стоило подвергать свою жизнь смертельной опасности. Впрочем, вынужденный поход на рабочее место Райхела был меньшим из всех зол. В последние несколько лет вся работа Яцека состояла в том, чтобы с незавидной регулярностью подвергать свою жизнь смертельной опасности, и в такие дни, как сегодня, он думал, что лучше бы тогда выбрал тюрьму. Но благоразумно не озвучивал свои мысли, лишь восклицая: «Да вы, блядь, шутите!» И раз за разом убеждался, что нет, блядь, не шутят. С чувством юмора у ребят из ФБР было совсем погано.

Легкой и невозмутимой походкой человека, оказавшегося в самом центре джунглей, Шопен подошел к сидящему за столом приятелю. Со спины казалось, что он собирает новую техногенную версию монстра Франкенштейна, но на проверку «монстр» был больше похож на жутковатого вида фаллос с электрическим приводом. Что это, как работает и зачем оно существует, Яцек предпочел не спрашивать. Порой избыток информации не менее губителен, чем ее недостаток.
От недостатка информации вор тоже успел изрядно настрадаться. Новый заказ в вольной трактовке  звучал примерно так: «А иди-ка ты в резиденцию вон тех нехороших ребят, которых мы уже три года накрыть не можем и спизди ну… что-нибудь такое, прикольное. Рейчел тебе покажет что, он в технике разбирается и его все равно не жалко».
Матерились они с Хеллером очень синхронно. Потом синхронно нажирались, синхронно блевали за баром, и синхронно позабыли о готовящейся операции. Они забыли, а федералы – нет. Возможно, потому что кому-то нужно было меньше пить, а возможно, потому что люди в бюро были хитрожопыми злопамятными пидорасами, которые ничего никогда не забывают. 

– Если тебя перевернуть вниз головой, то получится отличная швабра, – поздоровался Яцек. Присел на стол, скинув с него не подключенные к сети, а потому относительно безопасные детали. В левое полужопие тут же впилась самая острая в мире гайка, значительно ухудшив и без того хреновое настроение.
– А знаешь, кто так может сделать? Ирландцы! Выкидывай это дерьмо и пошли. Операция «неведомая ебовина» официально началась час назад.
Он не стал говорить о том, что первые полчаса крыл так называемое руководство по матери, а вторые проторчал в намертво застрявшем лифте. Как и о том, что вроде бы настоящее название операции было каким-то другим. За полным отсутствием фантазии, местные креативщики не использовали слово «ебовина», хотя оно идеально подходило ко всем их гениальным идеям. Особенно – к этой.

+1

3

День, начавшийся до полудня со звонка удивительно благодушно настроенного коллеги по определению не мог быть хорошим. «Ты нужен прямо сейчас» - безапелляционно прогудели в ухо Хеллеру. Вынашивая в душе хилую надежду, что очаровательная девяностокилограммовая Сьюзан на полуслове осознает свою чудовищную ошибку, извинится и пожелает ему хорошего дня (действительно хорошего), Райхел поинтересовался, не кроется ли причина такой необходимости в том, что головастые технари из ФБР снова не могут установить межвидовый контакт между принтером и ноутбуком. Но нет – после короткой паузы его придавили суровым «Сейчас». Таким железобетонным, что будь оно осязаемо, его размазало бы до состояния кровавого паззла для судмедэкспертов.
Поэтому Райхел с горестным вздохом помянул упокоившую надежду и, собравшись, направился на работу, до сих пор вызывавшую у него эмоции вроде «Ебаный пиздец, ФБР, сам не верю, как влетел в это дерьмо». И тем не менее спустя полчаса милашка Сьюзан подтвердила допуск Райхела на сегодняшний, безусловно задавший день, мучительно медленно тыкая единственным пальцем в клавиатуру. Нет, пальцы у нее были в количестве десяти штук, как у нормального хомо сапиенса от рождения, но риску общения с клавиатурой она подвергала только один. А еще она очень недолюбливала Райхела. Не любила. Ну ладно, терпеть не могла. В общем-то, он ее даже понимал – на ее месте он бы тоже бесился при виде мужика, бывшему к заветному, трепетно взращенному в ее извилинах идеалу куда ближе, чем она.
Распрощавшись с малюткой Сью, Хеллер двинул в свою обитель, пока срочное-блядь-дело не найдет его с легкой руки начальства. Дело не находило его долго. Райхел успел поковыряться в начатом втихую от руководства девайсе. Ну может, не совсем втихую, но пока Хеллер не пытался ничего вынести или взорвать и делал вид, что занимается исключительно рабочими делами, его руководство закрывало глаза на левые творения с мыслью, а вдруг что полезное соберет.
Срочное дело пришло в облике польского технофоба. Райхел оторвался от разложенных перед ним металлических внутренностей будущего высокотехнологичного чада и в упор посмотрел на Яцека – а вдруг шутит. Хмурое выражение польской рожи красноречиво говорило, что не шутит и даже не думает, а большие парни из числа штопанных гондонов, читай, начальства, действительно решили воплотить безумную идею.
Где-то неделю назад или около того их осчастливили вестью, что не в меру ушлые парни не без помощи распиздяйского мистера N (естественно, из числа федералов,  ибо распиздяи есть даже там) прибрали к рукам хитроумный девайс наподобие сонара – вещицу крайне полезную и относящуюся к тем, которые лучше держать от чужих подальше. В ответ на реплику о необходимости ее вернуть Райхел попробовал было отмазаться от немного самоубийственного квеста здоровым рабочим энтузиазмом, мотивируя, что он соберет еще один. Гораздо лучше. С ним согласились, что да - он соберет. И не один, а сколько нужно, но тот все равно надо вернуть. Вопрос, кто будет собирать, если ирландские парни не захотят отдавать сонар ему и Яцеку, Хеллер предпочел придержать при себе.
- Да ладно, серьезно? – досадливо переспросил Райхел. – А я так надеялся, что они осознали весь идиотизм своей затеи, но видимо мы их переоценили.
Он поднялся из-за стола, в мрачности немного приблизившись к фонящему висельным оптимизмом Яцеку, и, обогнув поляка, кивком головы показал на дверь.
- Ну пошли, пока тебя не сожрала вон та коварная плата, а то ирландцам нихрена не достанется.
Еще через полчаса оба сидели в машине, неприметной как старушка, кормящая в центральном парке свору бродячих собак порубленными младенцами.
- Я не буду спрашивать, где ты это взял и нахера, - завидев лоснящийся красными боками «мустанг», прокомментировал Райхел и, поддерживая общую волну множившегося оптимизма с напускной задумчивостью добавил, - но меня утешает мысль, что в наш последний путь мы поедем на этой красавице.
Сколь-нибудь четкого плана у них не было, только набор актуальной информации недельной давности. И оружие. Никому из них по уровню допуска оно не полагалось, но раз уж второе гражданство Райхела было американским, он не смог упустить случая воспользоваться своими правами. Меж тем он прекрасно понимал, что, если дойдет до стрельбы, дело дрянь – и по последствиям, и... в принципе дрянь.
- А может они решили от нас таким образом избавиться? – с иронией произнес Хеллер. – Сам понимаешь, это такая работа, с которой просто так не уйдешь, а тут выходное пособие в виде ирландских голорезов.
Он повернул голову к мрачно-грозовому товарищу по несчастью и с усмешкой хлопнул его ладонью по плечу.
- Да ладно, не расстраивайся так. Я хотел было предложить тебе одному смотаться, но разве я тебя брошу наедине со страшным девайсом? Давай, звони своему «надежному человеку», пусть везет нас в эту обитель рыжих лепреконов.

[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7321984.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

+1

4

[NIC]Jacek Chopin[/NIC][AVA]http://savepic.su/7307749.jpg[/AVA]Если бы в толковых словарях американского языка существовало слово "пиздец", то иллюстрацией к нему должны были стать две угрюмые рожи Райхела и Яцека. Поляк очень внимательно, с каким-то нездоровым интересом разглядывал свое отражение в черном тонированном стекле красной машины, и пришел к выводу, что сейчас, сию же минуту, он мог бы неплохо погулять на чужих похоронах. Никому бы и в голову не пришло спрашивать у настолько скорбящего человека, кем он, собственно, приходится покойнику и какого хрена здесь делает. Райхел выглядел не лучше, хоть изо всех сил пытался казаться нездоровым оптимистом, ищущим особо оригинальный способ умереть молодым. С подобным творческим подходом к работе с внештатными сотрудниками, ФБР могло смело красть слоган «Live fast, die young» у скончавшихся от передоза блевотины в глотке рок-звезд. Все равно он им уже не нужен.
Машина стала последней каплей в потоке тихой ненависти, переполнявшей Яцека. Той самой каплей, которая разбивает камень, вырубает нетрезвое тело на 24 часа и заставляет задуматься честного вора о прохождении курсов переквалификации на мокрушника. Причем, как и любому порядочному фрилансеру, начинать нужно за бесплатно и желательно со своих же так называемых коллег. А если точнее – с того дальтонического урода, который выделил им это чудо транспорта.
– Я в это не сяду. Проще сразу позвонить на хату и предупредить их о своем визите, – вынес суровый вердикт вор, обходя машину по кругу. Та злобно зыркнула на него фарами и ехидно ощерилась радиаторной решеткой. Мол, сядешь, еще как сядешь. Либо в меня, либо в тюрьму, это уж сам решай.

Они были за один пролет от нужной квартиры, когда дверь одной из квартир с треском распахнулась, и оттуда в окружении стаи кошек вылетела угроза первого уровня.
– И лампочки в подъезде поменяйте! Лампочек совсем не осталось! – старушка гневно тряхнула редкими фиолетовыми кудряшками и придвинулась ближе, обдав Яцека запахом кошек, чеснока и старости. Он инстинктивно отшатнулся назад, едва не уткнувшись лопатками в грозно потрескивающий электрощиток.
Он уже успел пожалеть о том, что выдвинул идею притвориться электриками. Для лучшей конспирации и незаметности. Хотя и бухтел всю дорогу, что с таким шикарным авто не получится незаметно появиться даже на вечеринке слепо-глухо-немых даунов. Яцек уже давно понял, что работа электрика не так прекрасна, как показывают в особо интересных немецких фильмах, но с подобной опасностью сталкивался впервые. Не удержался, пробормотал нечто среднее между вежливым «свои покупайте» и «завали ебальник, старая тупая манда».
– Вот понаедуть сначала, а потом лампочки в подъездах начинают пропадат, – старуха придвинулась еще на шаг вперед, в буквальном смысле зажав вора между молотом и наковальней.
Кинув полный беспомощного отчаяния взгляд на Райхеля, который не только не спешил на помощь, но и усердно прикидывался барельефом, Яцек с твердой мыслью о том, что он сейчас умрет, повернулся к щитку, выбрав из двух зол наименьшее.
Убивать старуху было нельзя, а бить пожилых женщин ему не позволяло воспитание. Чего нельзя было сказать о ней. Фиолетовая старушка воодушевляла самонареченного электрика болезненным тычком трости в спину, пока тот медитировал в щиток, пытаясь понять реально ли его починить ударом бабкой о счетчик. Интуиция подсказывала, что нельзя, но очень приятно.
– Рапунцель, блядь! Найди лампочку и засунь этой старой суке в…
Негромкий хлопок, вспышка, разряд в руку и свалившаяся на подъезд густая темнота заставили вора заткнуться, мигом забыв о своих намерениях.
Но он был готов поклясться, что за миг до того, как отрубил всему дому электричество, увидел, как старушка смущенно и мечтательно покраснела.

+1

5

План был упорот до гениальности - зайти проверить, если ли кто живой или не очень, и законно спиздить спижженную херню. Выслушав версию с электриками, Райхел позволил себе небольшую паузу – проржаться. Нервы, видимо, сдавали, но от фееричной картинки двух электромонтеров на красном «мустанге» он все больше склонялся к версии, что ФБР решило вручить им премию Дарвина. Посмертно.
К счастью, у федералов проскочила искра здравого смысла, и «нужный человек» не только привез им экипировку сотрудников технической службы, но и вручил ключи от потрепанного фургончика. Наполовину отодранная виниловая наклейка на его боку много значительно обещала зажечь. Райхел не спорил – зажгут. Может, даже во всех смыслах.
- Нет, а почему именно электрики? –  говорил Хеллер, бросая косые взгляды на хмурую рожу товарища по несчастью. – Почему не свидетели Иеговы, например? Можно было постучаться и спросить, не найдется ли у них минутки поговорить о господе нашем и о пророке его Джеке пресвятом Дэниэлсе, и о пастыре Джонни преподобном Уолкере…
Напоровшись на арктический взгляд Яцека, Райхел нарочито сокрушенно покачал головой, умолк и сделал самую важную вещь для своей конспирации – замотал волосы в хвост и упрятал в капюшон форменной куртки. А дальше начался первый акт цирка на выезде – они зашли в подъезд и первым делом познакомились с местным населением. Пока поляк крайне хреново держал приличную морду и внимал визгам престарелой кошатницы, Хеллер, предусмотрительно отойдя в сторонку, слушал их затейливый диалог и старался не отсвечивать, чтобы ненароком не привлечь внимание фиолетового ископаемого. Несмотря на преклонный возраст затыкаться та и не думала. Черт его знает, насколько они застряли бы в ее приятном обществе, если бы чудесный случай, он же пиздец: эмоциональный накал Яцека передался маячившему за его спиной электрическому щитку, и тот выдал сноп искр. Щиток, не Яцек, хотя последний тоже готов был искрить от общения со своей собеседницей и отнюдь не потому что вдруг проникся старой одинокой женщиной.
Когда на старый подъезд опустилась темнота, ее встретил пронзительный кошачий мявк и взволнованное лопотанье старушки, что ее кошечки разбегутся. Райхел был готов поклясться, что, судя по слышимым из ее квартиры ароматам, число живности там превышало любые разумные пределы, и пропади одна-две особи, едва ли она это заметила бы. Проводив взглядом старушечью спину, Хеллер подошел к двери предполагаемого местонахождения проебанного федералами девайса и спокойно постучал. С той стороны ожидаемо не отозвались.
- Твой выход, Казанова, - Райхел улыбнулся и отошел в сторону, давая возможность поляку поговорить с замками на понятном ему языке. С ними он был куда более ласков, чем со старухой. Справился тот быстро, и мысли Хеллера не успели снова свернуть на дорожку с указателем «Какой ебический пиздец мы творим».
Внутри их встретил страшный кошмар Яцека. Он раскинулся во всей своей технофильской красе, свисал шупальцами-проводами с растянутых под потолком веревок, скалился полуразобранными остовами страшных чудовищ породы «хер-пойми-что» и угрожающе зыркал разноцветными светодиодами.
- Не бойся, Яцек, - не глядя на сотоварища, но прекрасно представляя его лицо, доверительно произнес Райхел. Коротко сжал того за предплечье, светясь улыбкой старого тролля. – Я с тобой.
Впрочем, пиздец тут был не только для поляка, но и для Хеллера – чтобы найти нужный девайс в завале местного технофила-клептомана, потребовался бы не один день. У них же счет шел на минуты. Из глубины завалов послышалось приглушенное рокотанье, удивительно похожее на обычный человеческий храп, а следом появился его источник – встрепанная заспанная голова задрота. Голова заспанно щурилась и крепилась к тщедушному тельцу.
- Вы кто такие? – тонким со сна голосом спросил, по-видимому, хозяин этой технопомойки.
Райхел обреченно вздохнул, косо посмотрел на Яцека. Задрот потянулся к железной хреновине неизвестного назначения. 
- Ну? А то я щас… - металлическая дубина неуверенно сотрясла воздух.

[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7321984.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

0


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Нам казалось, нам пиздец. Оказалось, не казалось


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC