INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » constellation » Careful what you wish for


Careful what you wish for

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Careful what you wish for

Zillah, Christian.

Новый Орлеан.

https://67.media.tumblr.com/b3bda61b9253e2eb73b6513155e0f6f7/tumblr_o5q6xatrAL1uk7yneo1_500.jpg
Личностный кризис - штука серьезная. Особенно для того, у кого отношения с собственной головой характеризуются справедливым "все сложно". А разгребать последствия, как обычно, приходится более здравомыслящим созданиям.

♫ саундтрек

[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

0

2

Зиллах упустил момент, когда его беспокойное сознание сделало мысль об унылой отвратительности происходящего материальной настолько, что она нашла воплощение в окружающей действительности и щедро выплескивалась на находящихся рядом, будь то его извечные спутники Молоха и Твиг или случайные люди. Последние умирали, первые стоически терпели частые вспышки паскудного настроения.
Закидоны Зиллаха не были редкостью, в том числе и для него самого. Он пробешивался, и все снова становилось размеренно-умиротворенно. Привычно. Правильно. И старый фургон с тремя детьми ночи катил по американским дорогам навстречу чужим смертям и хорошо знакомой и вульгарной, их особенной на троих свободе с дешевым привкусом крови случайных автостопщиков.
Зиллах думал, что сквозь зеленые искры шартреза мир снова станет проще, а шарахающая по мозгам кислота вернет ему растерянное душевное равновесие, однако в отлаженном за десятилетия алгоритме что-то сломалось. Он убивал, трахался без разбора и упарывался до беспамятства, но осевшее в душе мерзкое ощущение лишь возрастало. Словно что-то сдохло и старательно отравляло его сущность. Или, может, это он нашел в себе силы взглянуть на собственный затянувшийся моральный упадок?
В припадке бешенства Зиллах ушел от Молохи и Твига, малодушно думая, что двое беспомощных паразитов тормозят его, мешают, слепо потакая каждому его слову и желанию. Одиночество откликнулось смердящим душком по-прежнему живущей в подсознании заразы, и Зиллах в злой растерянности снова пустился в безумный круговорот греха и упадка, с каждым новым любовником или убитой жертвой сознавая, что все это – бессмысленно. Каждый день повторял предыдущий, и вместо хорошо знакомого и желанного эйфорического отходняка, тягуче и мягко касающегося сознания, словно обернутая в патоку затейливая дурь, ставшие привычкой действия только распаляли безадресную злость.
Зиллах скитался около недели, пока не объявился в Новом Орлеане. Ему всегда нравился этот город, хранящий в себе мешанину человеческого наследия и раз в год взрывающимся яркими красками Марди Гра. О минувшем карнавале напоминали выкрашенные в символические цвета праздника пряди его безнадежно перепутанных волос. Вдохнув влажный воздух старого города, он понял, что и здесь его ждет разочарование. Хренов дзен упорно ускользал от мятущейся души, дразнился и исчезал, пока скиталец пытался ухватиться за что-то из своего прошлого, чтобы собрать себя заново. Состояние разлаженного механизма усугубилось еще и тем, что Зиллах в бесноватом припадке не отпускающей его злости разодрал глотку некстати подвернувшемуся бродяге, забив на собственные вкусы и предпочтения. Он перенес чужую вонь, фатальным для него оказалась живущая в его крови дрянь, и с запоздалым пониманием собственной ошибки Зиллах переживал последствия своего идиотизма в обнимку с побитым временем каменным изваянием на кладбище Сент Луис. Когда его, наконец, перестало выворачивать, он еще какое-то время постоял, прислонившись лбом к холодному камню. В голове было удивительно пусто – хреновое состояние на время заглушило нервозность, перетянув внимание на себя, однако Зиллах не обманывался, что это издевательски мимолетное явление. И вместе с тем ему отчаянно хотелось задержать его. Искать еще одного умирающего бомжа было бы совсем ебанутой затеей. Даже для него. Он пошел в ближайший бар – смыть вкус больной крови и успеть залить рассудок до того, как он затянет старую песню про вездесущий пиздец.
Каждая стопка не самого достойного виски снижала градус и без того хромающей адекватности, ни на дюйм не приближая к заветной цели. Зиллаха бесило все - от случайного взгляда до поблескивающего в свете аляпистой неоновой лампы дешевого пойла. Из бара он выбрался далеко за гранью разумности и трезвости и со свежим кровоподтеком на щеке. Появление Зиллаха и его компании уже давно стало синонимом пиздеца разной степени тяжести – когда он добрался до нужной кондиции, бармен затребовал расплатиться, и вампир с досадливой растерянностью обнаружил, что такой облегчающей существование вещи, как деньги, у него не осталось.
Уже на улице побившаяся сквозь алкогольный дурман память подсказала, где ему могут налить без зеленых бумажек, и, недолго думая, Зиллах побрел в сторону забегаловки собрата по расе. Он не видел странноватого Кристиана без малого пятнадцать лет и был совершенно уверен, что тот ничуть не изменился: носит только черные шмотки, мечтает нажраться и по вечерам разливает бухло.
«Как и ты» - услужливо ввернуло докучливое подсознание, и он, ускорив шаг, добрался до бара, буквально ввалившись в скромное заведение и тут же притянув внимание немногих посетителей. Игнорируя обращенные на него взгляды, он нетвердой походкой направился к пустующей стойке. В сознании неожиданно колыхнулась мысль, что вопреки собственным рассуждениям старина Крисси мог свалить из этой дыры. Продать ее, уехать. Что-то поменять. Такая догадка добавила еще пару галлонов топлива в пламя безыдейного бешенства Зиллаха. Он тяжело опустился на стул у стойки, буравя взглядом дверь за ней, словно бы ждал опровержения. Эдакого хренового успокоения, что все они, создания ночи, обречены на одно и то же.
- Эй, парень, а ты дверью не ошибся? – над ухом прозвучал чужой голос. В нем угадывались насмешка и нотки плохой шутки из разряда тех, что понятны только вздумавшему пошутить.
Зиллах встретился взглядом с человеком, и тормоза у него окончательно отказали. Продолжения говенной шутки он решил не дожидаться. Быстрым движением вскочил на на ноги, сгреб того за шкирку, нависнув над незадачливым юмористом. Свободной рукой схватил его же бутылку с недопитым пивом. Отбил донышко об столешницу. В глазах человека, очевидно, не ожидавщего от доходяжного создания такого напора мелькнули растерянность, злость и отголоски страха.
- А может, это ты ошибся? – процедил Зиллах сквозь зубы, покачивая разбитой бутылкой у его лица. – Давай забьем это тебе в глотку и проверим, сколько еще паршивого пойла в тебя влезет?
Прозвучавшая угроза живо разогнала короткую растерянность, и Зиллаху душевно прилетело по морде. Вампир отлетел на шаг назад и тут же вернул взгляд на человека. Оскалился - сегодня он был намерен идти до самого конца. Здравый смысл уже давно покинул светловолосую голову.
- Да ты охуел? - человек предусмотрительно отшагнул от бесноватого создания и интуитивно глянул в сторону столиков, словно ищу поддержки или одобрения. Там после недолгой заминки завозились люди, и в назревающей драке они явно были не на стороне случайного заглянувшего, потрепанного прохожего.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

3

Еще один земной день вяло полз к своему завершению, лениво перекатываясь в ночной прохладе городских улиц. Для Кристиана в нем не было ничего примечательного. Когда живешь слишком долго, количество поводов для удивления неумолимо сокращается. Точно так же, как притупляется и острота эмоций, и однажды наступает момент, когда начинаешь всерьез сомневаться, способен ли ты еще хоть что-нибудь чувствовать, переживать счастье или давиться горечью разочарования. Собственная жизнь давно сделалась для Кристиана чередой событий предсказуемых и заурядных. Каждый день он открывал бар не раньше десяти вечера, исправно обслуживая немногочисленных посетителей, честно дожидался, пока последний страдалец допьет свой стакан, после чего закрывал заведение. В редких случаях лавочку приходилось прикрывать раньше, ежели засидевшийся субъект потенциально сулил своим поведением лишние, неинтересные Кристиану проблемы. Тогда он невозмутимо сообщал, что намерен свернуть работу, тем самым недвусмысленно намекая желающему на ночь глядя надраться до зеленых чертей, что ему следует поднимать свою задницу и валить куда-нибудь в другое место. Обыкновенно не получая возражений, Кристиан выходил в ночь, чтобы дойти до ближайшего клуба, бара или еще какой сомнительной забегаловки, где неприкаянная молодежь, опьяненная флером обманчиво беззаботной жизни, толпилась за дешевым пойлом и травила себя наркотой в подворотнях – все ради проходящей иллюзии разгульной свободы и манящей вседозволенности. Для некоторых таких потерянных детей в одну из подобных ночей все заканчивалось: и жизнь, и искусственная придуманная ими самими свобода.
С момента смерти Джесси, до недавнего времени, когда внезапно объявился обозленный отец, возжелавший отомстить неважно кому за преждевременно прерванную жизнь дражайшей дочурки, каждый новый день для Кристиана практически полностью повторял предыдущий. И лишь неумолимо пожираемый изнутри болезнью Уоллас Грич, воспылавший на старости лет запоздалой сознательностью, нарушил своим появлением эту привычную размеренную монотонность, заставив Кристиана понервничать и всерьез задуматься над необходимостью уехать из города. Двадцать лет на одном месте – видимо, это слишком большой срок. Он оставит этот город. Соберет все самое необходимое, заправит полный бак и направится прочь от этого места, подальше от задумавшего убить его старика, от всех воспоминаний, что были связаны с этим городом. Если повезет, он найдет безбашенную троицу старых друзей, хоть он и не имеет понятия, в какую часть страны их могло занести.
Отвлекшись от размеренного течения собственных мыслей и мельком окинув взглядом полки со спиртным, Кристиан заметил, что виски осталось слишком мало, и если объявится одновременно несколько желающих, початой бутылки попросту не хватит. Он отлучился в подсобку пополнить запасы самого востребованного здесь пойла, а когда вернулся, на несколько мгновений попросту замер в дверях, силясь уложить в голове реальность развернувшейся перед глазами картины.
Двое мужчин стояли между столов, посреди зала, изготовившись в любую секунду броситься друг на друга. Светловолосый, лица которого Кристиану было не видно, с всклокоченными торчавшими во все стороны спутанными патлами с решительным намерением сжимал в руке пивную бутылку с отбитым донышком. Его оппонент с совершенно ошалевшей, очевидно, от неожиданности рожей меж тем пятился в сторону столика с группой поддержки в лице своих сотоварищей, вознамерившихся доблестно встать на защиту поруганного собрата. Справедливо рассудив, что его сромное заведение как-нибудь переживет и без мордобоя, Кристиан решил вмешаться, пока в ход не пошли столы и разномастная стеклотара. Поставив бутылку виски на стойку, он приблизился к главным героям потенциально назревающего пиздеца. Даже со спины блондин казался ему смутно знакомым, и лишь когда он подошел ближе, успев сомкнуть пальцы на сжимавшем разбитую бутылку запястье и заглянуть в ярко-зеленые глаза, он узнал Зиллаха. Не сумев скрыть явственно читавшегося во взгляде изумления, Кристиан несколько секунд просто молча таращился на вампира, что сейчас был едва ли похож сам на себя (во всяком случае, настолько растерявшим товарный вид Кристиан его прежде не видел). Он машинально глянул по сторонам, выискивая неотступно следовавших за Зиллахом спутников, но ни Твиг, ни Молоха так и не появились. Вовремя вспомнив о противоборствующей стороне, Кристиан обернулся к принявшим уже боевую стойку людям.
– Не стоит этого делать, – спокойно заверил он. – Не думаю, что направляясь сюда пропустить стакан-другой кто-то из вас рассчитывал предстоящие траты с учетом покрытия расходов на ремонт всего того, что вы намереваетесь здесь угробить. Хотите помахать кулаками – найдите более подходящее место.
Как ни странно, слова на разъярившихся героев подействовали сходу. Впрочем, возможно, дело было вовсе и не в словах, а в ледяном взгляде Кристиана, который из людей могли выдерживать разве что умалишенные. Ему не нужно было кричать и материться, чтобы донести свою мысль. Продолжать нравоучения, однако, Кристиан не счел целесообразным: попросту отвернулся от теперь растерянно таращившихся на него людей и, потянув Зиллаха за рукав чем-то безбожно заляпанной куртки, отвел его в сторону. Достав из заднего кармана джинсов ключ, он вложил его вампиру в ладонь.
– Иди наверх, приведи себя в порядок. Думаю, скоро они все, – Кристиан обвел взглядом зал, – разойдутся, и я закрою бар.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

4

Драки не случилось. Появился Кристиан и утихомирил всех своим ледяным убеждением. Порыв завсегдатаев этой дыры начистить морду залетному выскочке разбился о могильное спокойствие старого вампира. Краем глаза Зиллах успел заметить, как гаснет азарт в их глазах, придавленный… правильностью? Пониманием? Банальным опасением и нежеланием опустошать кошелек из-за мимолетной прихоти? Зиллах не знал, и ему было решительно насрать на чужие мотивы. Сам он ничего подобного не испытывал - в его голове все еще шибало настойчивое желание разодрать глотку раскрывшему пасть мужику.
Он с нескрываемой злостью глянул на ничего не выражающее лицо Кристиана, и в сознании отчетливо громко зафонила безумно привлекательно и совершенно идиотская мысль – а может, так и сделать? Оторвать пустую башку ударившему его мудаку и оставить старину Крисси разбираться с трупом, может, даже с несколькими. С ворохом проблем и нагрянувшей полицией. Но что-то в последний момент удержало Зиллаха от проявления настолько откровенного ебланизма. Он сжал ключ, криво усмехнулся, пристально глядя в серые глаза вампира.
- А ты все такой же скучный, Крисси, - насмешливо оборонил Зиллах. Не дожидаясь ответа, развернулся, взял со стойки возникшую там бутылку виски и направился к лестнице.
Мысли в его голове напоминали растревоженный улей мутировавших озлобленных ос, жадно пожирающих самих себя. Несколькими минутами раньше он хотел, чтобы старый знакомец оказался здесь. Он надеялся на лживое успокоение, а получил обратное. Если бы Кристиан сумел что-то изменить, может, и для него была бы возможность. Он смог бы увидеть. И одновременно Зиллах очень ясно понимал, что не знает, куда смотреть.
Все они, дети ночи, похожи на холодные и закоченевшие трупы, медленно плывущие по реке времени.
Все они безнадежно мертвы.
Зиллах провернул ключ в замке, с первого раза угадав, за какой из безликих дверей притаилось обиталище вампира. Захлопнул за собой дверь и побрел в ванную, на ходу стаскивая провонявшую чужой больной кровью куртку. Скомкав, он бросил ее в угол. Туда же отправилась порванная футболка. Когда-нибудь старательный Кристиан обнаружит этот хлам и вынесет его на помойку. Раздевшись, Зиллах залез под душ и повернул кран. Вода под ногами окрасилась бурыми потеками от крови и грязи. Холодные струи не вернули ему ни адекватность мысли, ни фантомного покоя, и вампир, пробыв в душе ровно столько, чтобы смыть с себя следы недельного загула, выполз обратно. Одного взгляда на оставшееся барахло хватило, чтобы пинком отправить его в угол к остальному.
Не особо мудрствуя и не видя ни единого препятствия, чтобы покопаться в чужой одежде, Зиллах открыл шкаф. Наугад вытащил темные футболку и джинсы. Последние ему пришлось слегка подвернуть, чтобы ненароком не уебаться, запутавшись в штанинах. А после его неспокойная натура снова возжелала действа. Душ слегка отрезвил вампира, и он понимал, что не стоит прямо сейчас снова спускаться вниз, где Кристиан избавил себя от ненужной в его баре драки. Поэтому он развалился на диване и сосредоточил свое внимание на прихваченной бутылке крепкого пойла. Алкоголь коварно подействовал на сознание - с каждым глотком остатки здравого смысла безнадежно тонули в гремучей смеси из вискаря и всей той херни, что прописалась в башке вампира. Избавление от драки виделось ограничением его, Зиллаха, справедливого порыва разобраться с хуйлом, что посмело поднять на него руку. Он машинально дотронулся до лица, где уже начала заживать старая ссадина. А посыл Кристиана привести себя в порядок? Ах да, Крисси же любил все исключительно красивое. Хренов эстет. А такой он заслуживает внимания не больше чем позаборная шваль? Вспыхнувшая на пустом месте злость вынудила вампира подняться с дивана, и он, босой, сжимая в руке бутылку «Джека» и душевно к ней прикладываясь, спустился вниз.
В баре уже никого не было. Кристиан оказался хреновым пророком, и местные пропойцы расползлись по домам. Или он слишком хорошо знает свою публику, которая день за днем действует до омерзения одинаково. Он взъерошил еще влажные, неровно обрезанные волосы и, слегка пошатываясь, подошел к стойке, сверля взглядом вампира.
- Все то же самое, что и пятнадцать лет назад, - заговорил Зиллах. Он сделал внушительный глоток из бутылки, безразлично отметив, что успел опустошить ее на две трети. Поставил на стойку и привалился спиной к столешнице, не глядя на маячившего за спиной Кристиана.
- Разве что бухла стало больше, но едва ли этот факт сильно радует лично тебя, - он слабо усмехнулся. Склонил голову к плечу, силясь увидеть вампира, но от такого маневра мир неожиданно закрутился, и Зиллах тряхнул головой. С языка рвалось что-то злое, обидное – когда ему было плохо, он щедро делился своими чувствами с окружающими, но Зиллах умолк. Молча и бездумно смотрел на плывущую вокруг него действительность, пока говенный настрой не пробил первую брешь в хилой завесе здравомыслия.
- Не оценили твои люди представления? – он медленно покачал головой. – Ты лишил их развлечения, Крисси. И меня тоже.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

5

Отвечать на едкий комментарий, отпущенный в его адрес, Кристиан не видел необходимости. Зиллах не был бы собой, кабы потрудился обходиться без издевок. В прошлом, пятнадцать лет назад узнать вампира получше, разглядеть что-то за плотным коконом вечных насмешек над окружающими и показушной самовлюбленной заносчивости, на которую многие так велись, Кристиану не удалось, да и не предпринимал он подобных попыток. Чтобы понять другое существо, сложить о нем представление, руководствуясь отнюдь не только зачастую обманчивым первым впечатлением, нескольких часов невнятного общения недостаточно, а посему скоропалительных выводов Кристиан не делал. Кроме одного: отсутствие верных сотоварищей не прошло бесследно. Судить об этом было несложно – достаточно всего лишь взглянуть на то жалкое, озлобленное на весь мир создание, каким стал Зиллах, по какой-то причине явившийся лишь в компании собственного паршивого настроения и едва ли осознанного желания загнать в еще большую кабзду и себя самого, и случайных свидетелей таких его отнюдь не радостных личностных метаморфоз. Кристиан не знал, что стало с Молохой и Твигом с момента их последней встречи, но было совершенно очевидно, что их отсутствие на пользу Зиллаху не пошло.
Старый вампир лишь молча проводил бесстрастным взглядом потрепанного сородича, мимоходом с досадой про себя отметив, что теперь придется совершить еще один рейд за бутылкой. Спустя некоторое время желание выпить у захаживавшего в бар народа ощутимо поугасло и редкие завсегдатаи плавно потянулись на выход.
Объявившегося вновь Зиллаха Кристиан заметил, лишь когда тот заговорил. Невозмутимо протирая гладкую столешницу, вампир на мгновение поднял взгляд на своего неожиданного гостя. На этот раз он уже более походил на себя прежнего. Разве что волосы, обкромсанные кое-как (создавалось впечатление, что обкорнал Зиллах себя сам, причем делал это явно на ощупь) точно так же торчали в разные стороны. Вернулось чудо все с той же страдальной бутылкой вискаря.
«Надо же, все не влезло», - не преминуло отпустить язвительный комментарий сознание Кристиана у него же в голове.
- По тебе заметно, как ты развлекался, - усмехнулся вампир в ответ на упреки. – Не устал еще от таких развлечений?

По-прежнему не глядя на вампира, Зиллах едко улыбнулся вопросу Кристиана. Он заметил изумление в его глазах, когда тот увидел его. Узнал - совсем непохожего на встреченного пятнадцать лет назад. Во взгляде Крисси и тогда не было слепого обожания, к которому привык Зиллах, но он знал, чувствовал, что они трое интересны ему. Своим образом жизни, беспечно совмещающим безнаказанность и удовольствие. Сейчас Зиллах больше напоминал побитую и выброшенную на улицу собаку, нежели объект обожания или интереса. Все что у него осталось – это говенный характер и непомерная гордость.
Привычным жестом он молча вытянул прядь волос, намотал ее на палец и потянул. И удивленно воззрился на руку, когда неровно обрезанные в очередном припадке злобствования волосы вдруг выскользнули из пальцев. Зиллах картинно повел головой, обернулся вполоборота к Кристиану и пошел вдоль стойки, скользя ладонью по старательно отмытой столешнице.
- Пока нет, - с напускной беспечностью, наконец, заговорил он. С кривой улыбкой посмотрел на вампира. – Разнообразие, Крисси. Даже такое, но разнообразие, а вот это… - он демонстративно постучал пальцами по стойке, - будет и через год, и через десять…
Самозабвенно окунаясь в пафосное злословие Зиллах не учел только одно: хреново ему было не только в голове и на душе. Протравленный больной кровью организм чувствовал себя не менее паскудно, и не преминул напомнить в самый неподходящий момент.
От души проблевавшись на кладбище, вампир легкомысленно решил, что самое неприятное позади, и щедро залился алкоголем. Какое-то время тот действительно держался внутри вместе с остатками зараженной крови, а потом без возражений попросился на выход.
Изменившись в лице, Зиллах успел обогнуть стойку и склониться над раковиной, где его вновь немилосердно вывернуло выжранным вискарем и черной вонючей кровью. Ему было дохрена стремно от понимания, что Кристиан видит его таким жалким, но организм не дал ему ни единого шанса удержать остатки своего образа. Сложно держать лицо, корчась в рвотных позывах. Когда его перестало корежить, Зиллах включил воду, смывая результаты своего ебланизма и, склонившись, уперся предплечьями в края раковины. Он стоял спиной к Кристиану и не видел его. Мог только догадываться, с каким выражением тот смотрит на него, если не занят натиранием столешницы.
Зиллах выпрямился, умыл лицо холодной водой и закрыл кран. Медленно обернулся к вампиру. Его состояние недвусмысленно намекало, что самое лучшее сейчас – забиться в какой-нибудь темный угол и отрубиться, но он не торопился отходить от раковины, понимая, что в любой момент его снова может начать выворачивать.
- Если вдруг тоже решишь развлечься, не пренебрегай здоровой пищей, Крисси… - произнес Зиллах. Усмешка истаяла еще до окончания фразы, на короткий момент обнажив его настоящее лицо безумно уставшего создания, заебанного собственными загонами и озлобленного на весь мир.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

6

Спорить и доказывать, будто собственный образ жизни являл собой непризнанный эталон и истину в последней инстанции, Кристиан не торопился. Не о чем тут было спорить, и доказывать тоже нечего. В сущности, Зиллах оказался прав: в его жизни, какой бы она ни была сейчас, что бы с ним ни приключилось, что довело его до такого плачевного состояния – во всем этом действительно было разнообразие, то самое, которое начисто отсутствовало в ничем не примечательном и заурядном существовании самого Кристиана. В его вялотекущих, сменяющих друг друга буднях уже давно не происходило ничего нового. Даже этот хренов бар – и тот практически застыл в вечности под стать своему бессменному хозяину. Ничего необычного: ни новых впечатлений, ни эмоций, ни перемен.
«Да ну? – тотчас же глумливо осклабилось сознание. – Так ли уж никаких? А полудохлый старик, возжелавший тебя убить? А факт, что на днях ты едва ни сдох, получив пулю? И ведь сдох бы, кабы старый хрен не промазал. Все это в качестве новых впечатлений уже не канает? Да ты зажрался, Крисси.»
Вампир на секунду зажмурился, тряхнув головой в попытке заткнуть надоедливый внутренний голос. Если быть честным с самим собой, следовало признать, что все это время он завидовал некогда встреченной им беззаботной троице редких сородичей, что брали от этого мира все, что им заблагорассудится, не заботясь о таких формальностях, как необходимость платить по счетам. Всякий новый день они проживали по-разному, ни от кого не завися, не нуждаясь ни в ком, кроме как друг в друге, и лишенное простых удовольствий древнее, намертво увязшее в собственном отравленном одиночестве существо интуитивно тянулось к тому, чего не имело. Кристиан неоднократно задавался вопросом, отчего он не бросил все в первый раз, не уехал с ними? Что удерживало его в этой гнилой умирающей дыре? Разум услужливо воссоздавал в памяти лицо Джесси, и когда яркий образ ожидаемо натыкался на стылую пустоту в душе, Кристиан понимал, что все это суть лишь наспех придуманные отговорки. Держали его вовсе ни навязанные самому себе несуществующие обязанности, ни даже щемящая сердце жалость по отношению к наивной, но обреченной девочке, ни чужая безответственность и выхоленное на ее фоне пресловутое чувство долга, а самый обыкновенный страх и нерешительность, продиктованная опасением, что он никогда не сумеет стать одним из них – тех, кто был с ним одной крови, а в реальности существовавших в параллельной вселенной, от которой самого Кристиана отделяли гребаные три с лишнем века. Ему нечего было возразить Зиллаху, а обидные – без сомненья, именно такими они и призваны были показаться – слова отнюдь таковыми не воспринимались. В конце концов, на правду не обижаются.
Что же до Зиллаха, тому в данный момент уж точно было не до чужих обид или глубинных философских измышлений – его нещадно корежило и выворачивало над раковиной, и причиной тому явно являлась не выпивка. Кристиан лишь с тоской посмотрел на судорожно цепляющегося за раковину сородича, понимая, что даже при желании не в силах ему помочь, а когда того наконец отпустило, спросил:
– Что же за дряни ты наглотался?

Зиллах прислонился к стене, коснувшись ее затылком и на мгновение прикрыв глаза. Сейчас ему уже было похер, как его воспримет Кристиан, и как далеко его прежний, оставленный пятнадцать лет назад отпечаток в чужой памяти разойдется с нынешней неприглядной реальностью. Паскудный настрой никуда не делся, напротив, стал сильнее, пусть его и придавила внезапно навалившаяся усталость, однако он потрудился убрать из своей речи подъебки и издевки, прекрасно сознавая, что выделываться в его состоянии будет еще большим дебилизмом, нежели вообще до него прийти.
- Крови, - просто ответил вампир и, вернув взгляд на Кристиана, еле заметно криво улыбнулся. – Как ты мог догадаться, не совсем здоровой. Видимо, тот ублюдок должен был сдохнуть от рака или спида, но получил быструю смерть вместо загибания на койке, а я – чудесную ночь сначала на Сент-Луис, а теперь здесь.

Кристиан живо припомнил себя и отвратительный горький вкус, заполнивший глотку, едва клыки коснулись дряблого горла заживо пожираемого болезнью старика. Это было похлеще алкогольной интоксикации, сковывающей сознание и рвущей все внутренности. Кристиану тогда хватило одного глотка, чтобы понять, что к такой концентрации яду опасно даже прикасаться. Если Зиллах наткнулся на нечто подобное, то как он вообще сумел выпить эту мерзость?
– От него же должно было разить, как от сточной канавы, – удивился вампир. – Как ты мог не почувствовать. Да и на вкус… Это даже во рту удержать сложно, уже не говоря о том, чтобы пить.

Зиллах снова усмехнулся, глядя теперь уже перед собой в пол. Как он смог? У него не было внятого ответа на вполне логичный вопрос Кристиана, кроме как самого простого, очевидного и вместе с тем крайне идиотского, легко описывающего все существование вампира с того момента, как он пустился в свое одинокое путешествие.
- Я был пьян, и мне было похер, - после недолгой паузы отозвался Зиллах.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

7

– И сейчас ты решил догнаться еще и этим дерьмом? – Кристиан кивнул в сторону одиноко стоявшей на стойке початой бутылки «Джека». Он искренне не понимал настолько самоубийственных позывов, хотя и догадывался, что данное обстоятельство как-то связано с тем фактом, что нынче он имел удовольствие лицезреть из всей троицы лишь одного. И, тем не менее, выспрашивать, что стало с двумя верными спутниками странного создания, логические процессы в черепушке которого протекали каким-то совершенно диковинным, неподвластным простому пониманию образом, Кристиан не стал – что-то подсказывало ему, что момент для чужих душевных копаний выбран не слишком удачно. Вместо этого он поймал себя на мысли, что ему жаль Зиллаха, как и ту невинную девочку, которой едва было шестнадцать, как и многих собственных жертв, что обречены были стать лишь развлечением на пару часов – или насколько у изголодавшегося по живой крови хищника хватит терпения.
На мгновение поддавшись безотчетному порыву, Кристиан убрал упавшую на бледное лицо Зиллаха разноцветную прядь и в следующую же секунду отвел руку.
- Тебе бы не помешало сейчас отдохнуть и дать организму восстановиться, а не травить его еще больше.

На следующий вопрос Зиллах лишь молча повел плечом, соглашаясь, что да, решил, и умолчав, что собирается продолжить это занятие, как только состояние позволит отойти от треклятой раковины. Он поднял взгляд на вампира и пристально на него посмотрел, словно изучая чужое лицо. В зеленых глазах не мелькнуло ни тени насмешки или привычной показушной самоуверенности. Зиллах не смог заставить себя сказать вслух, что не видит особого смысла в отдыхе, после которого снова начнется беспросветный саморазрушительный загул. Тем не менее, мелькнувшая раньше идея найти укромный угол и отключить мозг на пару часов виделась ему привлекательной.
- Пожалуй, ты прав, - спокойно признал вампир. Оттолкнувшись от стены, он осторожно отошел на несколько шагов, ежесекундно ожидая, что снова придется бежать обратно, но нет - организм проявлял удивительное благоразумие. В отличие от самого Зиллаха.
- Надеюсь, ты переживешь потерю футболки и штанов, - все так же ровно оборонил он, делая еще несколько шагов в сторону выхода и надеясь, что Кристиан не успел закрыть дверь на замок, ограничившись табличкой, что на сегодня разлив бухла закончен.

Без труда угадав траекторию движения  болезного сородича, Кристиан тронул его за плечо, вынудив притормозить.
– Я имел в виду, что ты можешь остаться здесь.
В том, что идти Зиллаху некуда и не на что снять даже какой-нибудь вшивый клоповник, Кристиан не сомневался, и от осознания этого факта на душе делалось невыразимо паскудно. Он не испытывал отвращения к самому Зиллаху, что переживал не лучшие свои времена, но его заочно бесили те обстоятельства, что, судя по всему, довели это удивительное существо до столь унылого состояния.
– Сам я собирался прогуляться, так что мешать тебе не буду. Только не бухай больше, иначе ночевать придется в ванной.
Губы вампира тронула едва заметная улыбка. Ему хотелось помочь, но облегчить последствия чужого старательно культивируемого ебланизма было не в его силах, поэтому он предлагал только то, что имел – собственное бескорыстное гостеприимство.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

8

За последние дни приоритеты Зиллаха разительно поменялись: если прежде он с нескрываемой самовлюбленностью купался в чужом внимании, воспринимая его как должное и никак иначе, то накрывший его сознание кабздец вынуждал его лезть не навстречу привычному поклонению, а шагать в кромешный пиздец. И он же перекроил восприятие вампира: Зиллах был почти уверен, что Кристиан прозрачно намекнул ему о необходимости свалить в рассвет, в то время как его сородич имел в виду совершенно обратное.
Он остановился, повернув голову к вампиру и раздумывая о предложении задержаться в его баре. Диван наверху, который он уже успел опробовать, был куда привлекательнее какой-нибудь подворотни или каменной плиты под слепым взглядом его старых каменных знакомцев на кладбище Сент-Луис.
Ответить Зиллах не успел - мироздание потрудилось подтвердить его догадку относительно закрытой двери и утверждение, что, если долго творить без разбора забористую хуйню, она может прилететь обратно. Вампир обернулся на звук открываемой двери, и его почти физически обожгло концентрированной ненавистью в глазах застывшего на пороге человека. Полнившийся злобой взгляд дал понять - незнакомец пришел за ним. Зиллах не помнил его лица. Не помнил, когда и чем досадил ему – и ему ли вовсе – но в его памяти было слишком много пробелов, а объявившийся по его душу человек, очевидно, не страдал провалами в собственном рассудке.
Может, это был религиозный фанатик, а, может, чей-то доведенный до убийственного отчаяния сородич, чей родственник сгинул после встречи с Зиллахом. Вампир интуитивно отшагнул в сторону от Кристиана, и в то же мгновение человек вскинул руку.
Зиллаха ударило дважды. Почти слитый воедино звук выстрелов эхом прокатился по гаснущему сознанию. На несколько мгновений он почувствовал острую боль в груди и успел осознать, что лежит на полу. Подернутый красной пеленой потолок быстро приближался и, коснувшись вампира, разбился об него пустой темнотой.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

9

Обычно после выпроваживания последнего посетителя и закрытия бара, Кристиан не сразу запирал входную дверь. Он гасил свет и выходил на улицу, ощущая к этому моменту уже острую необходимость в утолении собственного голода. И в этот раз ничто не предвещало беды, и даже внезапное появление позабытого сородича вряд ли сулило внести сколько-нибудь существенные коррективы в привычное течение событий. Кристиан надеялся, что уговаривать Зиллаха проявить хоть толику благоразумия, прислушавшись в кои-то веки не к собственной шарашившей по мозгам извращенной гордости, но к замученному организму, что явно не был бы в восторге от очередного витка концентрированной ебанутости в лице своего недальновидного хозяина. Не то чтобы сам Кристиан был сильно заинтересован в идее практического воплощения нездоровых альтруистичных порывов, выраженных в навязчивом желании непременно оставить Зиллаха у себя, просто, рассуждая здраво, он понимал, что это явно лишенное сейчас способности трезво оценивать свое положение создание с великой долей вероятности нагребет на свою бедовую голову только больше неприятностей, коли еще не успело их насобирать.
Знал бы Кристиан, насколько пророческими окажутся его мысли, наверняка бы пошевелился и предпринял какие-то превентивные меры, но даром ясновидения, равно как и прочими мифическими способностями, приписываемыми их расе бульварной литературой, он не обладал, а посему появление человека с оружием стало для него неожиданностью. Сперва Кристиан было подумал, что злополучный Уоллас Грич вновь пожаловал по его душу, решив попытать счастья застать врасплох своего названного обидчика во второй раз. Мимоходом Кристиан даже подивился всему абсурду ситуации, где сильное древнее существо боится слабого умирающего старика. При ближайшем рассмотрении, однако, пожаловавший на ночь глядя мститель оказался вовсе не Уолласом – значительно моложе, решительней настроенный  и, по всей вероятности, не особо отдававший себе отчет в том, кем являются его противники. Лицо прожигавшего их ненавидящим взглядом человека было Кристиану незнакомо, а еще он запоздало смекнул, что гость пришел не по его душу. Очевидно, по пути сюда Зиллах все же успел нажить себе приключений похлеще отравленной крови и вовремя прерванных разборок с местными пропойцами, и теперь растревоженный где-то пиздец неотрывно следовал по пятам своего обидчика.
Пока оба вампира раздумывали, что делать с незваным гостем, тот, в свою очередь, оказался на порядок шустрее в принятии решений. Словно в замедленной съемке, Кристиан успел заметить, как стоявший до того рядом Зиллах неестественно дернулся, по инерции отшатнувшись, после чего тело вампира безвольно рухнуло на пол. Кристиан не знал, насколько метким оказался стрелок, и у него не было времени сейчас это проверять. С безмолвной слепой яростью, разом затмившей сознание под воздействием генетически заложенного стремления защищать себе подобных, Кристиан черной тенью метнулся в сторону человека, смыкая пальцы на запястье сжимавшей пистолет руки и одним резким движением заламывая ее под невообразимым углом. Не успевший вовремя сориентироваться мужчина вскрикнул от боли, но захлебнулся собственным воплем, когда острые клыки с яростью вонзились в незащищенное горло. Первые капли горячей, наполненной адреналином крови опалили глотку живым одуряющим жаром, удлинившиеся клыки глубже вошли в плоть, разрывая артерию. Полностью отдавшийся искушению утолить жажду вампир мертвой хваткой удерживал уже слабо трепыхавшегося человека, давно выронившего пистолет и даже не успевшего пожалеть, что вообще сюда сунулся, а когда сердце неудачного мстителя замерло, перестав лихорадочно качать кровь, Кристиан оторвался от растерзанного горла и небрежно выронил обмякшее тело на пол. На мгновение он прикрыл глаза, удовлетворенно облизнув губы, после чего, словно бы очнувшись от блаженного наваждения, обернулся к неподвижно лежавшему чуть в стороне сородичу.
Он присел рядом с не подающим признаков жизни вампиром и пристально вгляделся в бесстрастное лицо, затем опустив ладонь на грудь, с облегчением ощутил ровно бьющееся сердце. Пули пробили грудную клетку, застряв где-то внутри и пройдя сильно далеко от жизненно важного органа. Приподняв Зиллаха с пола, Кристиан поудобнее перехватил безвольное тело и без труда отнес на второй этаж. Будь он человеком – едва ли подобный маневр ему удался с той же легкостью: Зиллах хоть и был пониже ростом самого Кристиана да и отличался довольно субтильным телосложением, назвать его пушинкой все-таки было сложно.
Кристиан уложил свою бессознательную ношу на кровать, а сам, прихватив куртку, спустился обратно, вниз. Выйдя на улицу, он мельком осмотрелся по сторонам в поисках ненужных свидетелей, подогнал машину прямо ко входу в бар, после чего вернулся за трупом. Сгрузив мертвое, еще не успевшее окоченеть тело в багажник, он погасил свет в баре и запер дверь. Довезя свой груз до заросшего пустыря у реки, Кристиан заглушил мотор, выключил фары и, вытащив из багажника мертвеца, по привычке утопил труп. Тяжесть мокрой одежды безропотно увлекла мертвое тело под воду.
Вернувшись домой, Кристиан запер изнутри дверь, поднялся наверх и взглянул на мирно лежащего на кровати вампира. Вид у Зиллаха по-прежнему оставался болезненным – видимо, многодневный загул и поглощение всевозможного несъедобного дерьма в неуемных количествах не прошли бесследно. Сам Кристиан, несмотря на то, что недавно в полной мере утолил голод, только сейчас сумел осознать, что в действительности смертельно устал. Он стянул с себя намокшую куртку и устроился на свободной половине кровати, почти мгновенно провалившись в сон.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

10

Зиллаху повезло – своим неосознанным порывом отойти от Кристиана он спас себе жизнь, и обе пули вместо того, чтобы пробить сердце, прошли в стороне, ожидаемо вырубив вампира, но не убив. Пребывая в глубокой отключке, он не видел снов. Истощенный организм, наконец, отключил бедовый рассудок и бросил все силы на регенерацию тканей. И только когда время перевалило далеко за полдень, поверхностное дыхание Зиллаха, схожее с дыханием больного человека, стало ровным и глубоким, а в подсознании запестрели обрывочные и не несущие смысла сновидения.
Проснувшись, он обнаружил себя лежащим на боку и уткнувшимся лбом в чужое плечо. Зиллах чуть отстранился и, заметив, что Кристиан уже не спит, слабо улыбнулся.
- Не самое плохое пробуждение, - глядя тому в глаза, беззлобно усмехнулся вампир. На мгновение снова ткнулся лбом в его плечо и, взъерошив на затылке светлые волосы, перевалился на спину.
Процесс восстановления после отравления, а потом и после металлического привета от хренового мстители или просто ебанавта не прошли даром для бедового создания. Сейчас у Зиллаха было только одно желание: лежать и не шевелиться по меньшей мере неделю. Конечно, он преувеличивал, понимая, что голод выгонит на улицу намного раньше. Оттянув испачканную его же кровью футболку, Зиллах скептически посмотрел на две оставленные пулями дыры и перевел взгляд на Кристиана.
- Ты его убил или убедил, что сам разберешься с трупом? – с мягкой иронией в голосе поинтересовался он.
Дальнейшую судьбу нагрянувшего стрелка он представлял весьма прозрачно. Скорее всего, тот уже плавал в реке или покоился в могиле в укромном месте, но ему было интересно послушать версию сородича.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

11

Сон сдал свои позиции, когда дневное солнце уже немилосердно палило, освещая вечно задернутые темные шторы в комнате Кристиана. Солнечный свет не вызывал восторгов у его более молодых сородичей, но в целом переносился ими вполне сносно, в то время как для более деликатного организма существа более древнего лучи дневного светила в больших дозах могли действовать губительно. Открыв глаза, Кристиан уперся взглядом в нависающий над головой посеревший от времени потолок. Кто-то завозился рядом – и вампир повернул голову, находя на соседней половине кровати пришедшего в себя, но еще не окончательно пробудившегося сородича. Зиллах выглядел вполне безобидно и даже умильно, когда не язвил, не выпендривался и вообще молчал, и Кристиан не смог сдержать улыбки, когда тот наконец проснулся.
– Уж наверное, получше, чем в какой-нибудь канаве, – с беззлобной усмешкой подтвердил он высказанное сородичем соображение относительно обстоятельств его пробуждения. Вставать оба не торопились. Спешить было решительно некуда. Вдоволь насытившийся накануне свежей кровью организм Кристиана сейчас не имел ничего против перспективы проваляться так до самого вечера. Зиллаха же пробудившаяся жажда могла погнать совершать новые подвиги на почве врожденной ебанутости, но пока, очевидно, не до конца успевший осознать степень своей везучести, он, похоже, тоже не был настроен на совершение сколько-нибудь активных действий.
– Я им… – Кристиан на мгновение помедлил, задумываясь, как лучше охарактеризовать обстоятельства упокоения идиота, рискнувшего связаться не с теми ребятами и поплатившегося за свой промах, – можно сказать, поужинал, так что появление твоего нежданного товарища избавило меня от необходимости выискивать подходящий объект в прокуренных клубах. Это не благодарность, – вампир снисходительно улыбнулся, – впредь я бы предпочел как-нибудь обойтись без подобного рода щедрот с твоей стороны.
Он перевернулся на бок, приподнявшись на локте и внимательно разглядывая безмерно везучего сородича.
– Вижу, тебе полегчало, – удовлетворенно констатировал Кристиан. – Может, расскажешь, что случилось, и почему ты пришел один?[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

12

На ироничное замечание о канаве Зиллах нарочито поморщился, хотя Кристиан, вдоволь оценив накануне внешний вид своего сородича, вполне мог предположить, что ночевать ему приходилось в местах и похуже. Глядя на пробивающую возле стены тонкую полоску света, он задумался, что единственная причина, по которой он сейчас имеет возможность ощущать себя живым, а его тело не обратилось в прах с первым лучом солнца – это Кристиан.  Будь он один, едва ли что-то помешало бы упоротому человеку подойти и выстрелить ему в башку, навсегда упокоив бедовое создание.
И тенью вставал тяжелый вопрос – не к этому ли он шел, как покинул Молоху и Твига. Неосознанно, но уверенно, с охрененной верой в собственную неуязвимость. Такая мысль вынудила его отвести от Кристиана взгляд, где искрой вспыхнуло отражение его непростых размышлений, и пару секунд молча смотреть в потолок.
- Можно и так сказать, - отозвался Зиллах. Он снова выдержал короткую паузу, думая, как объяснить свой порыв уйти. Нужно ли это вообще.
- Я ушел от Молохи и Твига, если ты про них, - уклончиво продолжил он и с кривой улыбкой мельком глянув на Кристиана и съезжая на другую тему. – И я не могу тебе обещать, что это была последняя щедрота, которая приползла за мной через весь город. Несколько дней назад я сидел в баре…
Он наморщил лоб, вспоминая. Минувшее со спонтанного решения время слилось воедино, и делилось на части не днями или часами, а событиями, задержавшимися в памяти вампира.
- Кажется, я уже был здесь, в Новом Орлеане. Я был сильно пьян и под кайфом. Ко мне подошел человек, он очень хотел, чтобы я пошел с ним. Я был голоден. Он отвел меня в свой дом, завел в какой-то подвал. Там он сказал, что хочет распороть мне живот и трахать мои внутренности, я его убил, а он успел оставить мне вот это…
Зиллах задрал темную футболку. На его животе светлела тонкая полоска уже почти полностью зажившей ножевой раны. Он усмехнулся, вернул футболку на место и повернул голову к вампиру.
- Может, это был кто-то из его друзей или родных, а может кто-то еще, кому я случайно перешел дорогу.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

13

Кристиан лишь молча слушал Зиллаха, откровенно охреневая от подробностей. Разумеется, он был наслышан о привычном образе жизни развеселой троицы, и едва ли многому, что могло бы шокировать сторонних наблюдателей, но воспринималось обычным глазами самих безбашенных вампиров, сейчас стоило удивляться. И все же для Кристиана, далекого от подобного рода нездоровых развлечений, слишком зацикленного на своих старых привычках, безнадежно застрявшего мыслями, душой и характером в тех временах, когда даже любого рода разгул казался овеянным какой-то особой изысканностью, коей начисто лишены были нынешние дни, образ жизни троих знакомых ему сородичей казался чем-то почти диким. Кристиан задумался о своем еще недавно навязчивом желании отыскать этих троих, чтобы уже не уходить никогда. И как долго бы он смог жить, как они? Насколько бы хватило его терпения наблюдать проявления бессмысленной совершенно ненужной жестокости, отчаянные попытки самим нарваться на неприятности, откровенно насмехаясь над миром, людьми, его населяющим, и законам, по которым этот мир живет? Подсознательно Кристиан знал ответ на этот вопрос, и, вероятно, знал его с самого начала, с первой встречи, когда отпустил их, не предприняв попытки отправиться следом. И стучащее в голове желание непременно оставить прежнюю жизнь, пустившись во все тяжкие, в действительности было продиктовано лишь ненавистным одиночеством, от которого за столько лет он успел невыразимо устать.
Отвлекшись от собственных мыслей, Кристиан взглянул на едва заживший шрам на теле сородича, на мгновение даже устыдившись собственного эгоизма и совершенно несвоевременной зацикленности на своей персоне. Для него стало неожиданностью известие о том, что Зиллах по собственной воле оставил своих верных друзей, променяв все то, что ему прежде, без всякого сомненья, приходилось по душе, ради сомнительного удовольствия остаться одному, когда кроме случайных жертв и смертоубийственных увлечений на одну ночь в целом мире нет больше никого рядом; никого, с кем можно было бы делить эту осточертелую вечность; никого, к кому можно было бы хоть что-нибудь чувствовать, о ком заботиться, переживать; для кого всей душой хотелось бы желать сделать окружающую дорогое сердцу близкое существо действительность чуточку лучше. Впрочем, можно ли сказать, что еще недавно существовавшая неразлучная троица друзей-сотоварищей всерьез задумывалась о чем-то подобном? Кристиан сильно сомневался.
Из собственных раздумий его выдернул раздавшийся с улицы шум: глухие удары и разговоры под окнами. Кажется, кто-то настойчиво барабанил в дверь в попытке достучаться до хозяина заведения. Вампир обернулся к окну и несколько секунд, досадливо скривившись, смотрел на тонкую полоску ослепительно яркого света, после чего поднялся с кровати и, предусмотрительно надев темные очки, подошел к окну, слегка отгибая плотную ткань. Он увидел припаркованную у входа в бар полицейскую машину, а одного из копов приметил возле двери. О том, что пожаловавших стражей правопорядка было более одного, недвусмысленно свидетельствовали два разительно отличавшихся друг от друга голоса.
– Похоже, у нас еще гости, – безрадостно заключил Кристиан, отходя от окна. – Посидишь здесь? – обратился он к Зиллаху, после чего, выйдя из квартиры, спустился вниз.
Из непродолжительной беседы с полицейскими Кристиан вынес весть о том, что сутками ранее кто-то зверски расправился с человеком, бросив сильно изуродованное тело на кладбище Сент-Луис. В убитом в последствии удалось опознать Уолласа Грича, а к Кристиану полиция явилась с формальной проверкой, поскольку кто-то из знакомых Грича, очевидно, стуканул, что старик захаживал в местный бар в последние несколько дней. Кристиан подтвердил, что убитый и впрямь бывал у него, но обыкновенно молча отсиживался в углу, лишь однажды рассказав о собственной давно погибшей дочери, однако с тех пор у Кристиана в баре старик больше не появлялся, и том, как коротал эти дни Уоллас, ему было ничего не известно. Удовлетворившиеся ответом полицейские вскоре отчалили, а сам Кристиан в задумчивости, отчего-то перевесившей вроде бы должное ощущаться облегчение от избавления себя от нависшей угрозы, вернулся наверх.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

14

Его сородич никак не отреагировал на странноватый монолог. Возможно, озвученные подробности вогнали его в изумление от бывшего привычным Зиллаху и его друзьям ебанутства. Или же он ожидал чего-то другого от него, другой истории, не сводящейся к демонстрации непростого характера Зиллаха.
Повисшее молчание разбили доносящиеся с улицы глухие удары. Вампир пронаблюдал, как Кристиан, предусмотрительно вооружившись темными очками, бывшими, по-видимому, неотъемлемой частью существования старого существа, посмотрел вниз и оповестил, что это по их душу. Зиллах только молча кивнул и отвернулся прежде, чем тот покинул комнату.
Оставшись один, он поднялся с кровати и подошел к окну. Безбоязненно отогнул плотную штору, позволяя теплым солнечным лучам ненадолго коснуться его лица. Он не боялся солнца. Совсем наоборот – Зиллах любил погреться, избегая долгого прямого контакта, но искренне наслаждаясь теплом.
Людей он не увидел, но стоящая поодаль от бара полицейская патрульная машина ясно давала понять, кем были их гости. Зиллах раздраженно мотнул головой. Он мог только догадываться, за кем они пришли: за теперь уже мертвым безымянным для него мстителем или за ним самим.
Задернув обратно штору, он боковым зрением уловил свое отражение в зеркале на стене. Подошел, пристально всматриваясь в свое лицо. После напавшего на него припадка бешенства, когда раздираемый шибающей в башку наркотой и яростью, он обрезал свои длинные волосы, Зиллах впервые смог разглядеть результат. Его губы тронула легкая усмешка. Вампир взлохматил тонкие и мягкие, торчащие во все стороны светлые волосы, мысленно порадовавшись, что уровень идиотизма все-таки недотянул, чтобы обрезать их под корень. Потом попытался пригладить и тут же признал бесполезность этого действия. Тряхнув головой, он снова разлегся на кровати в ожидании, когда вернется Кристиан и расскажет, какого хрена принесло легавых.
- Видимо, обойтись без щедрот не получилось, - с усмешкой произнес Зиллах, увидев сородича на пороге комнаты – Что им было нужно?

– Они не за тобой приходили, - отозвался Кристиан, захлопывая за собой дверь. – Возможно, не за тобой, - после короткой паузы пояснил он, а затем пристально посмотрел на вампира. Он припомнил рассказ Зиллаха о его печальных гастрономических приключениях, мысленно проведя параллель между этим случаем и собственной встречей с рассерженным папочкой Джесси, одного глотка чьей гнилой крови хватило, чтобы пополам согнуться от сковавшего внутренности спазма.
– Они нашли на кладбище труп, – вновь заговорил Кристиан. – Кто-то изрядно покромсал бедолагу, а сюда пришли, поскольку в последнее время этот человек захаживал ко мне в бар.

- Иначе говоря, за мной, - с кривой улыбкой констатировал Зиллах, признавая, что умер названный «бедолага» не без его помощи. – Вчера ты спрашивал, какой дряни я наглотался… Так вот это был он.
От поминания тесного общения с раковиной по бледному лицу вампира промелькнула тень, хотя до этого момента его организм не предпринимал попыток напомнить о содеянном. Зиллах сгреб наугад подушку из вороха в изголовье и, обняв ее, посмотрел на Кристиана.
- Это был твой знакомый?
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

15

Кристиан во второй раз с момента их недавнего побуждения посмотрел на Зиллаха с нескрываемым удивлением, гадая, каких еще неожиданностей ему стоит ждать от этого затейливого создания.
– Несколько дней назад он пытался меня убить, – ответил вампир. – Ему бы это даже удалось, кабы не трясущиеся от ранее влитого в себя бухла руки и подгибающиеся от страха коленки.
Он с отвращением скривился, невесело усмехнувшись, а после продолжил:
– Прежде чем он надумал в меня стрелять, я успел попробовать его крови. Не почуять ядовитую заразу сразу помешало то обстоятельство, что прежде я сам очень «своевременно» провел очередной провальный эксперимент с шартрезом, но даже от зеленого пойла не было настолько херово, как от одного глотка больной крови. Не знаю, почему он не добил меня, пока я валялся без сознания – видимо, решил, что я уже мертв, испугался того, что сделал и быстро ретировался, пока не набрела толпа ненужных свидетелей. Так что, выходит, теперь, – Кристиан усмехнулся, – мне следует сказать тебе спасибо. Вчера, еще до твоего появления, я всерьез задумывался о том, чтобы уехать отсюда.

Когда Кристиан умолк, настал черед Зиллаха удивляться услышанному. Он непонимающе посмотрел на сородича, пытаясь уложить в голове попытку загрызенного им бродяги убийства старого знакомого. Безусловно, все они были хищниками и убивали едва ли не каждую ночь – это послужило причиной явления мстителя по душу самого Зиллаха, но Кристиан, живший куда дольше его, Твига и Молохи вместе взятых, был осторожнее. Должен был быть. Глядя на него, он не мог представить, чтобы тот страдал несдержанным ебланизмом, оставляя за собой трупы на обочине. Слабость Кристиана зашла с другой стороны, едва не лишив его жизни.
- Все не оставляешь попыток напиться? – в голосе Зиллаха снова прозвучала мягкая ирония. Он перевернулся на спину, не выпуская из рук подушки и не отводя взгляда от вампира. – Я бы сказал, что мы квиты, но это не так. Будем считать, что я случайно избавил тебя от небольшой проблемы… подкинув взамен кучу новых.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

16

– Не то чтобы я хотел напиться ради самого факта, – пояснил Кристиан, – я просто пытался хоть отключить мозг, но, видимо, – он как-то преувеличенно обреченно вздохнул, все-таки закончив мысль после паузы: – мне такая блажь недоступна.
Вдаваться в подробности, зачем именно ему понадобилось прибегать к подобного рода сомнительным мерам, вампир не стал. Сейчас, после смерти Уолласа все это уже не имело значения, и Кристиан запоздало смекнул, что, стало быть, и бежать теперь нет никакой необходимости. Впрочем, это одновременно означало и то, что кое-как наметившиеся в его жизни перемены, судя по всему, опять откладывались в долгий ящик до пресловутых лучших времен. С другой стороны, ничто же не мешало Кристиану не отступаться от своих планов, просто сесть в машину и уехать к черту, подальше отсюда. Вот только зачем?
Он поднял взгляд на валявшегося на кровати Зиллаха.
– Если хочешь, можешь остаться и жить здесь.
Слова сорвались с языка раньше, чем вампир успел осознать их смысл. Однако сожаления о невольно озвученной мысли, вопреки опасению, не последовало. В конце концов, если Кристиан сомневался, что сумеет сам за кем-то пойти, стоило воспользоваться возможностью и попробовать предложить остаться другому.

- Лечь спать не пробовал? – все с той же интонацией поинтересовался Зиллах на фразу Кристиана о затейливой попытке отключить мозг. – Иногда помогает.
Меж тем он отчетливо сознавал, что причины, побудившие сородича надраться зеленым ядом, невзирая на заведомо паршивые последствия, очевидно, весомее и серьезнее, нежели ударившая в его собственную голову и разросшаяся в благодатной среде ебланизма блажь, а сам Зиллах – последний в этом мире, к кому стоит обращаться за советом.
Он умолк, обдумывая обороненные Кристианом слова о возможности остаться в его квартире. Идти ему было некуда, но удержало на месте другое. Его растревоженное сознание наконец-то поймало что-то похожее на прежнее душевное равновесие, только выражавшееся иначе: на смену потерянному непрошибаемому похеризму и такой же самоуверенности пришло состояние умиротворенного покоя.
- А если вечером к твоим дверям нагрянет еще один разгневанный мститель? – с еле заметной улыбкой спросил Зиллах. Повел головой и тут же продолжил, глядя на Кристиана. – Спасибо.
Он помедлил, опустив взгляд, а затем снова посмотрел на сородича:
- И за то, что не дал тому ублюдку меня прикончить.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1


Вы здесь » INTERSTELLAR » constellation » Careful what you wish for


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC