INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Passing by all the monsters in my head


Passing by all the monsters in my head

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Passing by all the monsters in my head

Christian, Zillah.

Новый Орлеан.

http://savepic.su/7234596.jpg
Стоит опасаться своих желаний – они имеют обыкновение сбываться или Нежданчики случаются.

[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

0

2

Может ли быть что-то хуже, чем вставать утром буднего дня по будильнику, материться сквозь зубы в тщетной попытке разлепить заспанные глаза и отмахаться от назойливого сновидения, после чего вытрясать себя, выгоняя пинками из теплой постели, на какую-нибудь непременно необходимую, важную и общественно полезную работу? Отчасти нечто подобное ощущал Кристиан, лежа вжавшись носом в подушку и крепко прижимая к голове одеяло, напрасно силясь тем самым заглушить несносный звон надрывающегося мобильника.
Когда в своих руках держишь любого рода небольшой бизнес, где единственным сотрудником, отвечающим за все сразу, вынужденным удерживать в голове уйму разноплановой информации и разбираться в вопросах совершенно различных сфер деятельности, являешься ты сам, заботиться приходится и вправду о многом. Иногда в баре заканчивалось самое главное – выпивка, ради которой разномастные клиенты каждый вечер исправно стекались к дверям видавшего виды питейного заведения, спуская нередко последние гроши за заветный стакан спасительного пойла, вкуса большей части из которого по иронии судьбы сам Кристиан не знал вовсе. Регулярно поглощаемые местными пропойцами запасы с завидной периодичностью приходилось пополнять, а поскольку закупаться, как все нормальные мелкие предприниматели, в оптовых сетевых магазинах для не шибко жалующего светлое время суток вампира виделось перспективой весьма сомнительной радости, Кристиан предпочитал заказывать доставку бухла прямиком на место, когда все, что от него требовалось – это отпереть дверь курьерам, ткнуть пальцем на место, куда сгрузить ящики, и поставить свою закорючку в накладной.
И, заказывая доставку на вечер, обыкновенно часов не раньше семи, Кристиан, прижимая к ушам одеяло и отчаянно не желая отпускать безмерно увлекательный сон, с трудом силился сообразить заторможенным мозгом, какого беса эти курьерские черти приперлись, когда солнце еще высоко стояло над горизонтом, а явившийся под утро домой вампир мирно спал в своей постели, не ожидая подобной подставы в виде пары-тройки ящиков нахер не сдавшегося ему лично «Джека».
Мобильник тем временем продолжал настойчиво трезвонить, с противным скрежетом крутясь по столешнице. Не выдержав наконец этой звуковой пытки, а заодно и безнадежно растеряв последние ниточки стремительно ускользавшего сна, Кристиан протянул руку и ответил на вызов. Он в душе не ведал, для кого писал необходимое время доставки, и никак не мог взять в толк, почему факт оперативной развозки предшествующих заказов по другим адресам и желание курьеров пораньше свалить домой должен был быть теперь его головной болью. Пообещав однако подойти минут через десять, вампир кое-как заставил себя вылезти из-под одеяла, натянул джинсы и толстовку, мельком глянул на не до конца задернутые шторы, сквозь узкую щелку между которыми проникала яркая полоска солнечного света, страдальчески скривился и принялся шарить взглядом по комнате в поиске бессменных темных очков. Столь необходимый девайс, как назло, упорно не находился и, поднявшись с кровати, Кристиан побрел на кухню – проверить на всякий случай и там.
Очки предсказуемо не нашлись, зато обнаружился сородич – вполне проснувшийся и теперь мирно попивающий чаек за увлеченным копанием в планшете. Кристиану хватило одного взгляда на эту идиллическую картинку, чтобы в голове его мигом созрел коварный план по малодушному избавлению себя, любимого, от вынужденной необходимости терпеть яркий свет и искать веские причины, чтобы не поубивать ненароком излишне пунктуальных курьеров.
– Ты проснулся? – для проформы спросил он, вовсе не ожидая какого-либо ответа, а скорее вполне однозначно констатируя и без того очевидный факт. – Сделай доброе дело – спустить в бар, получи вискарь. Эти умельцы приперлись на два часа раньше, – пояснил Кристиан в ответ на удивленный взгляд Зиллаха. – Доставка уже оплачена, просто откроешь им дверь, они все перетаскают, а ты распишешься в накладной и спровадишь их отсюда нахрен.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

3

Последствия щедрого выплеска паскудного настроения разоткровенничавшегося вампира задели не только окружающих, но и его самого. После непростого, но столь необходимого им обоим извинения Зиллах отчалил в город утолить голод и просвежить бедовую голову, а, вернувшись, просидел до самого закрытия за одним-единственным стаканом шартреза в баре Кристиана. Когда сородич отправился охотиться, он поднялся в квартиру и лег спать. Тут разворошенное сознание и подкинуло ему подлянку – Зиллах проспал от силы пару часов, после чего сон покинул голову, предательски оставив его наедине со своими мыслями. Он слышал, как уже под утро вернулся Кристиан, но лежал, уткнувшись лицом в спинку дивана, ничем не выдавая своего бодрствования, а еще через час, окончательно распрощавшись с идеей заснуть, собрался и, глянув на мирно спящего сородича, снова свалил из квартиры.
Когда он вернулся, вдоволь нагулявшись по утопающему в солнечных лучах Новому Орлеану, Кристиан все еще спал, а до заката оставалась чуть меньше пары часов. Решив не тревожить сородича, Зиллах засел на кухне в компании чашки чая и планшета, увлекшись медитативным разбиванием стеклянных конструкций. Погрузившись в неожиданно затянувшую игру, он не сразу услышал настойчивый перезвон мобильника из соседней комнаты, а следом недовольный голос сородича.
Появившийся на кухне Кристиан объяснил причины своего немилосердного раннего пробуждения и неожиданно перевалил заботу о нагрянувших людях на него. Рвущийся вопрос, какого, собственно хрена, помня о своей трепетной любви к солнышку, тот договорился на не самое удобное для него время, Кристиан, очевидно заметив выражение лица Зиллаха, предупредил с отразившейся на его лице забавной смесью досады и уверенности, что сородич ему не откажет. В общем-то, он ни в чем не ошибся - с кривой улыбкой вампир молча кивнул, соглашаясь. Поднялся из-за стола и вручил Кристиану планшет.
- Постарайся не завалить мне уровень, - проникновенно сообщил он, прежде чем спуститься в бар.
Внизу он впустил изнывающую от ожидания службу доставки, те шустро перетаскали ящики с бухлом а, получив заветную закорючку в накладной, вручили ему документы и быстро свалили. Зиллах был уверен, что Крисси нагрянет в бар сразу же за ним - дотошно проследить из затененного угла, туда ли сгрузили товар, не сожрал ли кого ненароком его бедовый постоялец, и разобраться с трупом, если все-таки тот не сдержался.
- А я думал ты следом прибежишь, - вернувшись в квартиру и завидев безмятежно валяющегося на кровати Кристиана, с иронией оборонил Зиллах.
Он бросил файлик с бумажками на сородича и невозмутимо разлегся рядом. Помедлив, словно раздумывая над чем-то, Зиллах проследил, как тот убирает в сторону документы, а потом ухватил Кристиана за руку, легонько сжав его пальцы. Ладонь сородича была такой же прохладной, как и когда он настойчиво стаскивал его с кровати ради сомнительных экспериментов, обернувшихся большой кабздой для всех.
- Значит, мне не почудилось, - констатировал Зиллах, не торопясь выпускать чужую руку.
Он был наслышан, что новое поколение представителей их расы существенно отличается от более старых созданий, только знания об этих отличиях носили весьма поверхностный характер. Прежде Зиллаху это было попросту неинтересно. Он знал, что где-то в процессе эволюции вампиры растеряли такую жизненно необходимую особенность, как удлиняющиеся клыки, без которых практических невозможно утолить голод, не убив свою жертву (впрочем, едва ли когда-то состояние еды заботило Зиллаха и его друзей), но зато приобрели способность передвигаться под солнечными лучами и употреблять человеческую пищу, включая бухло и разномастную дурь. Возможность пить и упарываться с лихвой компенсировала отсутствие острых зубов троим отмороженным вампирам. Прежде, страдая излишней тягой к эпатажу, они старательно и регулярно затачивали ни разу не вампирские клыки, упорно сражаясь с неумолимой регенерацией. Толка от этого было чуть больше, чем никакого, зато простор для реализации собственного ебланизма.
- Это еще одна особенность из числа багов старых созданий вроде твоей непереносимости света или алкоголя? - посмотрев на сородича, без тени насмешки или издевки спросил Зиллах.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

4

Кристиан недоверчиво взглянул на врученный ему с сердечным напутствием планшет, где было открыто красочное приложение с какой-то затейливой игрой и, поразглядывав несколько секунд причудливую картинку, отложил девайс обратно на стол, и поскольку квест по поиску очков он благополучно зафейлил, а проблема получения ценного груза нашла свое решение в лице маявшегося от безделья сородича, вампир попросту вернулся в комнату, расправил скомканное на кровати одеяло и беспечно завалился сверху.
- Ну ты ведь и сам прекрасно справился, верно? - с такой же беззлобной иронией ответил Кристиан, подняв взгляд на появившегося в дверях с папкой бумаг Зиллаха. - Насколько я могу судить по скорости твоего возвращения и отсутствию грохота и душераздирающих воплей, обошлось без смертоубийства и битья посуды.
Вампир невозмутимо подвинулся, освобождая сородичу место на соседней половине кровати, когда тот вдруг решил приземлиться, поднял упавшую на грудь папку, поднес к лицу, на несколько мгновений задержав взгляд на напечатанном тексте, и, приподнявшись на локте, отложил бумаги на тумбочку.
Когда Зиллах поймал его за руку, Кристиан на миг недоумено приподнял бровь, оборачиваясь к сородичу и удивляясь не столько его маневру, сколько заданному вопросу. Он привык к постоянным жалобам людей, кому доводилось пожимать его руку или вступать в куда более близкое взаимодействие, на то, что будто бы от его прикосновения веет могильным холодом. Конечно же, это было нелестным преувеличением, и кожа его хоть и казалась прохладнее человеческой, вовсе не имела ничего общего с окоченевшими тканями мертвеца. И все же заострение внимание на указанном факте со стороны себе подобного вызывало некоторое удивление, впрочем совершенно неоправданное, если учесть разницу в возрасте поколений, насчитывающую не одно столетие.
- Ты про температуру тела?
Кристиан взглянул на собственную руку в ладони Зиллаха, и на его губах мелькнула понимающая улыбка.
- Я несколько отличаюсь от тебя, - уклончиво ответил вампир. Он упорно делал акцент лишь на собственной персоне, хотя аналогичную физиологию мог иметь любой его ровесник. Другое дело, что сам Кристиан уже долгие годы таких не встречал. В противном случае, вряд ли бы он столько времени прожил один.
Не торопясь отдергивать руку, вампир вновь улегся рядом с сородичем, повернул ладонь, переплетая их с Зиллахом пальцы и украдкой наслаждаясь теплом чужого прикосновения.
- Из всех отличий, - продолжил он, задумчиво глядя на их руки, - самое скверное - это, пожалуй, плохая переносимость солнечного света. К этому приспосабливаешься, но иногда это обстоятельство вызывает определенные трудности. Еще бывает, - он повернул голову, заглядывая в зеленые глаза напротив, и плутовато ухмыльнулся, - бесит, когда называют ледышкой.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

5

Слушая сородича, Зиллах машинально накрыл руку Кристиана ладонью свободной руки. Он понимал, что едва ли чуть более низкая температура тела может существенно усложнить жизнь, кроме как упомянутого им шутливого недовольства любовников или потенциальной жертвы. Или того, и другого сразу.
- Всегда можно попросить согреть, - широко улыбнулся в ответ Зиллах. – Обычно на такое ведутся.
Меж тем он припомнил, что даже среди вампиров почти своего возраста, он прослыл самым теплолюбивым, расставаясь с ныне упокоенной на свалке курткой только в исключительных случаях.
- Твиг и Молоха часто удивлялись, почему я не вылезаю из куртки. Может я становлюсь похож на тебя, Крисси? - он лукаво посмотрел на Кристиана, и после короткой паузы продолжил. Мягкая ирония во взгляде сменилась напускным недоумением, сквозь которое меж тем просвечивал искренний интерес. – Но солнце… Ты плохо переносишь свет и выбрал для обитания один из самых теплых и солнечных городов? Почему Новый Орлеан? Что ты надеялся здесь найти, кроме сорокагрусной жары и пекла? Сегодняшний день тебе явно не понравился бы, застань ты его по ту сторону своих плотных штор.

Когда живешь очень долго, видишь и помнишь многое, рассказать можешь тоже немало, но были вещи, о которых Кристиан говорить не любил. Всякий раз, когда кто-либо, даже не зная его природы и не имея возможности ужаснуться древности его существования в этом мире, по наивности своей заводил разговор о прошлом, касавшемся непосредственно личности Кристиана, он поддерживал разговор неохотно, отвечая на вопросы немногословно, отшучиваясь и стараясь всячески переменить тему.
- Считаешь, что приезжая куда-либо, каждый из нас непременно должен находиться в поиске? - вопросом на вопррс ответил вампир. Он умолк ненадолго, задумавшись, а после продолжил:
- Я много, где жил. Где-то задерживался дольше; какие-то места покидал, едва приехав. Но отовсюду рано или поздно приходится уходить.
По существу, тем не менее, на вопрос он так и не ответил, ограничившись, как всегда, лишь  бессмысленными загадками.
Кристиан скосил взгляд на их руки - и хитроватая улыбка на его лице сделалась шире.
- А ты прав, - он чуть сильнее сжал пальцы, обнимающие чужую ладонь, - на такого рода просьбы ведутся. Но иногда можно даже не просить.
Не отводя взгляла от глаз сородича, Кристиан невесомо очертил кончиками  пальцев свободной руки запястье Зиллаха, проведя линию выше, до чувствительной кожи на сгибе локтя.
- Если ты так любишь тепло, - тихо, с дразнящей иронией в голосе заговорил вампир, - не боишься, что я тебя заморожу?

Зиллах с ироничной улыбкой посмотрел на сородича, непринужденного уклонившегося от, по-видимому неудобной ему темы. Он не стал допытываться дальше, но все-таки не удержался от такого же ироничного замечания:
- Я всего лишь считаю, что, если бы у меня от одного вида солнечных лучей было такое же страдальческое выражение, как у тебя, я бы переехал куда-нибудь за полярный круг.
Он проследил взглядом невесомое прикосновение к своей руке и пристально посмотрел в серые глаза Кристиана.
- Может, и заморозишь, - легко согласился Зиллах. С лукавой улыбкой поднес чужую руку к губам, согревая ее своим дыханием. - А, может, и наоборот.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

6

Кристиан молча наблюдал за действиями Зиллаха, не двигаясь с места, не пытаясь отнять руку. Он чувствовал, как согревающий жар чужого дыхания от кончиков пальцев медленно перетекал выше, скапливался в ладони, двигаясь к запястью.
Вампир поднес свободную руку к лицу сородича, легко поглаживая кожу подушечками пальцев, подался вперед, соприкосаясь лбами и, прикрыв глаза, не сумел удержаться, чтобы по-кошачьи, не потереться носом о нос Зиллаха.
- Скажи, если захочешь проверить, - прошептал он с улыбкой, слегка отстранившись, чтобы вновь взглянуть сородичу в глаза.

От фразы Кристиана во взгляде Зиллаха мелькнуло удивление, а следом в голову стукнулось понимание, что своими недавними заебами и в припадке бешенства брошенными фразами справедливо заслужил репутацию непредсказуемого ебанавта, вынуждая окружающих осторожничать, чтобы ненароком не нарваться на очередной всплеск забродившей ебанутости.
В зеленых глазах разгорелись плутоватые огоньки. Лукаво посмотрев на отстранившегося сородича, Зиллах прильнул щекой к чужой ладони, и, выпустив руку Кристиана, обнял его лицо, невесомо поглаживая пальцами и смотря тому прямо в глаза. Мягко привлек его к себе, невесомо и дразняще касаясь губами его губ.

Едва ли это прикосновение сделалось для Кристиана сколько-нибудь неожиданным. Он инстинктивно прикрыл глаза, даже не думая сопротивляться, наслаждаясь теплом дыхания другого существа, такого близкого и по-настоящему живого – родственной души как в плане захватившего разум сиюминутного желания, так и в плане самой глубинной природы. Не ограничивая себя в физической близости с представителями рода человеческого, не заморачиваясь на такие мелочи, как пол или какие-то условные кем-то выдуманные нравственные нормы, Кристиан за годы свои жизни, исчислявшиеся числом весьма внушительным, уже почти позабыл, каково это – ловить ответный отклик аналогичного тебе создания, знать, что всякое заурядное действие будет ощущаться во много крат ярче, насыщеннее и острее.
Специально уговаривать вампира было не нужно: он плотнее прижался к сородичу, уже сам настойчиво вовлекая того в поцелуй, исследуя кончиком языка кромку зубов, изучая вкус и текстуру чужих губ. Пальцы скользнули по щеке Зиллаха, легко поглаживая шею, без труда чувствуя участившийся под влиянием стучавшего в голове желания пульс, и это ощущение, подогреваемое физической страстью, пробуждало жажду уже совсем иного толка – кровавую, начисто сметающую на своем пути любые барьеры.

Зиллах запустил пальцы в темные волосы, целуя все настойчивее, растворяясь в своих ощущениях и ответной, искренней реакции на отчетливое совершенно одинаковое на двоих нарастающее желание.
Из его движений ушла нарочитая неторопливость, вытесняемая эмоциональным голодом и необходимостью обладать Кристианом полностью. Он сильнее сжал того за волосы, оттягивая и вынуждая тем самым разорвать поцелуй. Посмотрел в потемневшие глаза, без труда угадывая пробудившуюся жажду. Не отрывая взгляда, Зиллах кончиком языка мазнул по губам сородича.
- Не сдерживайся, если хочешь укусить, - едва слышно выдохнул он, ослабляя хватку и легко касаясь губами нежной кожи на шее. В его сознании стучала ничуть не меньшая жажда родственной крови, однако в отличие от Кристиана он не мог ее удовлетворить, не разорвав ему глотку, поэтому он ограничился тем, что ощутимо прикусил кожу, словно подавая пример, провел кончиком языка по линии шеи и вновь вернулся к легким, дразнящим касаниям. Ладони его свободно исследовали прохладную кожу под толстовкой сородича, Зиллах щедро делился своим теплом и разом переполнившими его эмоциями.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

7

Жажда стучала в висках все отчетливее, застилая глаза тонкой кроваво-красной пеленой, многократно усиливавшей желание как почувствовать во рту вкус крови себе подобного, так и отпустить сознание, позволив эмоциям управлять собственным телом. Бесконтрольное желание физической близости и жажда крови шли рука об руку, взаимно дополняя друг друга, делая существование одного поистине неотделимым от другого. Можно было обладать человеком, не пролив ни капли его крови; можно было выпить его целиком, не поддавшись ни на секунду плотскому желанию, но Зиллах человеком не являлся, и Кристиан не видел для себя ни единой причины, по который бы следовало отказывать им обоим в столь необходимом сейчас удовольствии.
Не то чтобы вампиру взаправду было важно непременно получить разрешение сородича – такого рода близость сама по себе предполагала взаимный обмен кровью, и, растянув губы в улыбке, обнажившей показавшиеся клыки хищника, Кристиан запрокинул голову, глухо зашипев, когда чужие зубы сомкнулись на собственной шее, не нанося никаких повреждений. Он чуть сильнее надавил на плечо Зиллаха, вынуждая того перевернуться на спину, приподнялся на локте, нависая над сородичем, мотнул головой, откидывая назад вечно падающие на лицо волосы, после чего с жадностью приник к чужим губам требовательным поцелуем. Почувствовав на языке живительный солоноватый привкус, Кристиан догадался, что в своем неистовстве прокусил губу Зиллаха. Он отстранился, глядя на сородича безумным взглядом, затем вновь склонился к столь желанным губам, едва касаясь языком, очерчивая линию губ и слизывая выступившую кровь.
Беспорядочно перебирая пальцами руки, локтем которой упирался в матрас, мягкие светлые волосы, Кристиан запустил вторую руку Зиллаху под футболку, касаясь разгоряченной кожи, легонько безболезненно царапая длинными ногтями. Очертив языком линию подбородка, вампир опустился ниже, на мгновение замер, словно раздумывая, а после резким движением прокусил нежную кожу на шее, одновременно с силой сжав пальцами волосы на затылке сородича.

Зиллах не почувствовал, как в напористом поцелуе Кристиан прокусил ему губу. Подался навстречу, но тот оказался быстрее, и он прикрыл глаза, наслаждаясь невесомыми касаниями. Второй укус – уже в шею, был более ощутимым, но короткая вспышка боли померкла в разливающему по телу теплу накатывающего желания и ласковых прикосновениях. И где-то на периферии взбудораженного сознания нашла себя мысль, что Зиллах странным образом доверяет Кристиану. Не так, как прошлой ночью, когда в его голове бушевал похуизм, только лишь усиленный действием алкоголя и наркоты, а полностью сознавая, что он делает, и ловя себя на ничем не подкрепленной уверенности, что его сородич не увлечется и не причинит ему вреда. Так он доверял Твигу и Молохе, кого знал много десятилетий, и это же доверие протянулось и к Кристиану, невзирая, что их знакомство насчитывало всего лишь несколько дней.
Когда тот, наконец, оторвался от его шеи, Зиллах, неотрывно глядя ему глаза, дотронулся пальцем до окрашенных кровью губ, осторожно очертил острые клыки и, ухватив сородича за шею, требовательно привлек к себе, снова ощущая в жадном поцелуе вкус собственной крови.
Не разрывая контакта, он нащупал «молнию» на толстовке. Расстегнул и, помогая выпутаться из нее, стащил с Кристиана ненужный ему сейчас предмет одежды, отбрасывая в сторону.
- Не такая уж ты и ледышка, - отстранившись, с дразящей улыбкой выдохнул ему в губы Зиллах, ласково оглаживая его плечи.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

8

Вкус родственной крови, ее запах, неразличимый простым человеческим обонянием, но такой отчетливый, непохожий ни на что другое для вампира, то особенное вязкое, тягучее ощущение, что испытываешь, когда втягиваешь в себя густую красную жидкость, позволяя ей мягко обволакивать глотку, начисто вытесняло из сознания последние крупицы здравого смысла. Невыразимо сложно было оторваться, лишить себя этого ни с чем несравнимого ощущения от наслаждения проявлением чужого безграничного доверия, но Кристиан осознавал свои действия, понимал, что они рискуют, увлекаясь подобным баловством. Он заставил себя отстраниться, вглядываясь в зеленые глаза стеклянным взором, с ярко выраженным безумием, плескавшимся на дне расширенных от возбуждения зрачков.
Очередной поцелуй со вкусом крови одновременно расслаблял тело и вынуждал сердце выбивать бешеный ритм. Не отрываясь от губ сородича, продолжая целовать уже более медленно и аккуратно, стараясь больше не нанести партнеру увечий собственными клыками, Кристиан поспешно выпутался от надоевшей толстовки. Даже его от природы более прохладная кожа не лишена была нормальной чувствительности. Он остро ощущал прикосновения чужих рук, настойчиво и требовательно скользивших по телу.
- Тогда есть шанс, что ты не замерзнешь, - Кристиан плутовато ухмыльнулся в ответ, чуть надавливая Зиллаху на затылок и вынуждая приподняться. Подцепив пальцами край футболки сородича, вампир проворно стянул с того ненужную тряпку. Он едва не застонал от удовольствия, вызванного явственно ощутимой разницей температур между их телами. Хотелось быть как можно ближе, чувствовать своей кожей каждый дюйм кожи доверившегося ему существа.
Кристиан вновь коснулся шеи Зиллаха, на этот раз уже не кусая, но осторожно целуя; спустился ниже, обводя ключицы сперва кончиками пальцев, затем губами; оставляя на груди неровную дорожку из поцелуев. Он на миг приподнял голову, любуясь видом гладкой белой кожи сквозь темную сеть вновь упавших на лицо волос, встретился с Зиллахом взглядом, затем молча поднес к лицу собственное запястье, глубоко прокусив.
Выступившая кровь из разорванных вен быстро скапливалась сперва в стремительно увеличивающееся темно-красное пятно, а после начала стекать по руке. Кристиан коснулся разодранной конечностью живота Зиллаха, неспешно повел рукой вверх, оставляя на белой коже темную кровавую полосу.

Подрагивающими от возбуждения руками Зиллах вновь потянулся к Кристиану, едва тот избавил его от футболки. Ладони беспорядочно шарили по телу сородича, то ласково оглаживая прохладную кожу, то сжимая сильнее в порыве прижать его ближе к себе. Полузакрыв от удовольствия глаза, вампир откинулся на подушку, невольно выгибаясь навстречу чужим прикосновениям, и досадливо посмотрел на Кристиана, когда тот вдруг отстранился.
Зиллах зачарованно проследил за его жестом – за тем, как быстро на светлой коже заалело пятно. В зеленых глазах с новой силой вспыхнул голод, и вампир, будучи не в силах и не желая терпеть, настойчиво притянул к себе руку сородича, жадно припадая губами к разодранному запястью. Глотку обожгло чужой кровью – намного более древней, чем его собственная и кого бы то ни было, кого Зиллаху доводилось пить. Вкус родственной крови бил в сознании электрическими разрядами, сильнее распаляя жажду. После нескольких глотков он все-таки заставил себя остановиться и, оторвавшись от чужого запястья, встретился взглядом с Кристианом, видя в его глазах отражение своего же голода и отголоски безумия - словно оно было у них одно на двоих. 
Зиллах вновь посмотрел на руку Кристиана, подаваясь еще ближе и обводя языком красные потеки. Их нечеловеческая сущность не давала им сдохнуть от потери крови из-за разорванных вен – Зиллах прикоснулся губами к уже начавшей затягиваться ране, остро чувствуя биение чужого пульса, чужой жизни – другого существа, бывшего сейчас удивительно близким не только физически.
Он приподнялся, кончиками пальцев нежно коснулся лица Кристиана, убрал перепутавшиеся темные волосы, а потом с силой надавил на его плечо, опрокидывая на кровать и нависая над ним. Упираясь рукой в изголовье кровати, Зиллах тут же впился требовательным поцелуем в чужие губы, а свободной рукой, расправившись с застежкой джинсов, коснулся разгоряченной, возбужденной плоти.
- И даже не везде холодный, - голодно ухмыльнулся он, жадно впитывая чужую реакцию на его прикосновения.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

9

Кристиан завороженно наблюдал за приникшим губами к его запястью Зиллахом. Он буквально чувствовал, как собственная кровь, не стекая беспорядочно по рукам, пятная постель и одежду, обжигает своим жаром, даря другому существу неподдельное наслаждение. Запустив пальцы свободной руки Зиллаху в волосы, он перебирал мягкие пряди, сейчас взлохмаченные и смешно торчавшие по сторонам; легонько сжимал пальцы, несильно впиваясь ногтями в кожу головы.
Упав на спину, Кристиан инстинктивно прогнулся навстречу чужим прикосновения, коротко по-звериному зашипел, ощутив между ног посторонний жар. Растянув губы в совершенно сумасшедшей улыбке и неотрывно глядя в зеленые глаза, он толкнулся в накрывшую горячую плоть ладонь сородича, обнимая того за спину и плотнее прижимая к себе, чтобы острее чувствовать биение сердца и тепло другого такого близкого сейчас существа.
- Еще скажи, что ты разочарован, - дразняще промурлыкал Кристиан, чуть приподняв голову и несильно прихватывая зубами Зиллаха за губу, мягко целуя, слизывая оставшиеся на лице капли собственной крови.
Полнившиеся шалым сумасшествием улыбка Кристиана, его искренняя, порывистая реакция на касания послужили мгновенным катализатором для собственного безумия Зиллаха. Механизм тормозов в его бедовой голове и без того едва держался, сейчас же его снесло полностью. С утробным рычанием он прильнул жадным поцелуем к сородичу, ощутимо прикусывая губы, а после резко отстранился. В зеленых глазах плескалась невообразимая смесь из страсти и голода и какого-то странного, глубинного и неизвестного чувства, которое сам Зиллах не мог охарактеризовать.
Он поднес к губам свое запястье и с силой прикусил, разрывая кожу. У него не было острых клыков, но властвующая в его голове эйфория помогла ему справиться – по светлой коже потекла темная, венозная кровь. Зиллах облизнул окрашенные ей губы, улыбнулся и медленно вытянул перед собой руку, с хищным блеском в глазах наблюдая, как первые капли крови упали на лицо Кристиана. Свободной рукой он плотнее обхватил горячую плоть, оглаживая и делая свои движения быстрее.
Кристиан невыразимо ярко ощущал, как тепло распространяется по телу, блуждает хаотично движущимися потоками: от макушки до пяток и обратно, заполняя собой каждую клетку. Его кожа по-прежнему оставалась чуть холоднее кожи обычного человека, даже захваченного неистовым желанием, однако сам он чувствовал жидкий жар, стремительно разливающийся под кожей, обволакивающий мышцы, обжигающий внутренности, остро стучащий в висках и затмевающий все окружающее пространство. Комната вокруг сузилась до смазанного отражения в чужих зрачках напротив.
Он прикрыл глаза, запрокинул назад голову, вжимаясь затылком в подушку. Каждая упавшая на лицо капля крови такого родного и желанного сейчас существа была сродни горячим потекам воска, на мгновение кусающим жаром кожу в момент соприкосновения, но быстро остывающим, сохраняющим затем лишь приятное тепло.
Мозг Кристиана окончательно сдал позиции; самоконтроль пошел плотной сетью мелких трещин и, наконец, рухнул с беззвучным грохотом в голове. Он полагался лишь на инстинкты - дикие, первобытные, по-настоящему звериные: с рваными стонами прогибался в спине навстречу настойчивым ритмичным движениям сородича; до крови впиваясь ногтями в идеально гладкую белую кожу на плечах Зиллаха.
На пике удовольствия Кристиан глухо зарычал, зажмурившись и прокусив собственную губу. По телу волнами разошлась мелкая дрожь, а жар внизу, под ладонью сородича сделался липким и влажным. Облизнув выступившую на губах кровь, Кристиан притянул Зиллаха вплотную к себе, вовлекая в глубокий вязкий поцелуй.
Зиллах не отводил взгляда от Кристиана, словно хотел запечатлеть в своей памяти каждый чужой вздох и стон. Прикрыл глаза, чувствуя прокатившую по телу сородича дрожь, и послушно склонился, когда тот притянул его ближе к себе, снова сокращая расстояние между их телами до минимума. Зиллах уперся ладонями в изголовье, целуя, вновь смешивая вкус своей и чужой крови, особенно остро ощущая отклик чужого тела. Мягко отстранившись, он провел пальцами по разодранному запястью, по глубоким полосам на плече, собирая скопившуюся кровь, и с легким нажимом коснулся пальцами его лица, выводя незатейливые узоры. Очертил подбородок и, слегка усилив давление, царапая ногтями по кадыку.
И вновь неотрывно смотрел на Кристиана, открытого, доверившегося, удивительно искреннего и в одночасье разрушившему свою привычную сдержанность под натиском эмоций. Сейчас, глядя в серые глаза, Зиллах по-прежнему видел голод, только теперь он иначе определил его природу: это не было разгулявшейся потребностью потрахаться или удовлетворить жажду кровью сородича. Вампиру показалась, что за безумием во взгляде Кристиана кроется нечто иное – голод по родственной душе, по ощущению рядом кого-то большего, чем еще один любовник на пару ночей.
Обняв ладонями щедро выпачканное алым лицо Кристиана, он нежно коснулся его губ почти невесомым поцелуем и, разомкнув руки, приподнялся. Лукаво глянул на сородича, попятившись и настойчиво избавляя того от остатков одежды.
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

+1

10

Потемневшим взором с блуждающей на губах мечтательной улыбкой Кристиан смотрел на склонившегося над ним вампира, разглядывая его лицо, любуясь, стараясь запомнить каждую черточку, узнавая в зеленых глазах напротив отражение собственного желания, в котором не было ни капли притворства. Им незачем было что-то разыгрывать друг перед другом; казаться быть тем, кем ни один из них не являлся; пытаться прятать друг от друга или сдерживать рвущиеся наружу эмоции – и Кристиан, не раздумывая, позволил сознанию и телу полностью раствориться в ощущениях. Он видел в Зиллахе не только бесспорно привлекательное внешне создание, каковым собственное восприятие охарактеризовало его в момент первой встречи, и даже не родственное существо, которому старый вампир считал своим долгом прийти на помощь, когда тот появился на пороге его дома в трудный для себя час, но того, кому хотелось довериться безоговорочно и получить в ответ точно такой же яркий отклик – искренний и настоящий; испытывать от этого вихря эмоций неподдельное наслаждение и с запоздалой ностальгией понимать, что слишком давно, непозволительно долго не знал ничего подобного.
Не забивая себе голову насущными мыслями о том, что будет после и будет ли вообще хоть что-то, Кристиан полностью и без остатка отдавался текущему моменту: прикрыв глаза, охотно подавался навстречу легким прикосновениям, с неторопливой нежностью оглаживая ладонями плечи сородича. От осторожных касаний влажных от крови пальцев и ощущения прохлады в местах соприкосновения неуловимых сквознячков с разгоряченной кожей начисто сносило крышу. Ладони скользнули по бокам Зиллаха, наткнувшись на пояс джинсов. Чуть приподнявшись, Кристиан ухватился пальцами за ремень, ловко расправляясь с застежкой, однако сородич оказался проворнее и отстранился.

Раздев сородича, Зиллах вновь плутовато посмотрел на него, и к раскиданному по полу вороху одежды добавились еще и его собственные джинсы. Он ласково огладил бедра Кристиана, усиливая нажим, когда ладонь дразняще проходилась по чувствительной коже на внутренней стороне. Неторопливо придвинулся ближе. Встретившись взглядом с Кристианом, он не смог удержаться и снова склонился к нему с долгим поцелуем, пока гуляющее в голове желание окончательно не взяло верх и не заставило его, напоследок мазнув языком по чужому подбородку, отстраниться.
Намереваясь продолжить физическую близость, Зиллах неосознанно и совершенно непривычно для него ловил каждый отклик сородича на его действия, словно бы, ждал молчаливого согласия, сам до конца не сознавая, что послужило причиной для перелома въевшихся за десятилетия привычек: запоздалое просветление в голове или все-таки понимание, что перед ним кто-то совсем иной от почти ручных вампиров.
Он огладил живот сородича, скользнул ладонями на бедра, оставляя легкие красные полосы от ногтей и подался вперед, неотрывно глядя на Кристиана. Целиком отдавшись зашкаливающим эмоциям и ощущениям, разливающемуся по телу желанию, он двигался – с короткими стонами и ловя такие же в ответ, вновь не удерживаясь, порывисто наклоняясь, жадно целуя, прикусывая губы и смешивая сбитое дыхание. В момент наивысшего удовольствия он с силой, до крови сжал чужие бедра, выгнулся навстречу с глухим стоном. Когда мир вокруг снова обрел ясность, Зиллах упал на кровать рядом с Кристианом, с улыбкой притянул его ближе к себе, обнимая и снова соприкасаясь кожей. Бережно взял за руку, накрывая губами запястье и целуя пальцы.
Эмоции мягко ложились в медленно успокаивающемся сознании, затейливым образом трансформируясь в новые, неожиданные порывы. Так Зиллах внезапно откатился в сторону и легонько толкнул сородича, вынуждая тоже подняться, чтобы высвободить одеяло. Накрыв им их обоих, вампир снова прижался всем телом к Кристиану, устраивая голову на его плече.
- Твои пропойцы смогут пережить один день, если ты возьмешь выходной? – с легкой иронией поинтересовался Зиллах. По интонации его фраза была больше утверждением, чем вопросом. – Изменят тебе разочек с другим барменом.
Не глядя на сородича он мягко водил под одеялом пальцами по его коже.
- Поймут, что он недостаточно хорош, и снова вернутся к тебе, - с беззлобной ухмылкой продолжил вампир и, запрокинув голову, посмотрел на Кристиана. Прозвучавшая следом просьба своей искренностью разом перекрыла все издевки в адрес завсегдатаев Кристиана. – Останься.[NIC]Christian[/NIC][STA]nothing's sacred[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/135639/95274485.7/0_e956c_972f2c2f_orig[/AVA][SGN]in the darkness shades of crimson rapture
the world is ours alone to capture
[/SGN]

+1

11

Вампир почувствовал, как волна удовольствия дрожью прошлась по телу сородича, улыбнулся, обвивая руками Зиллаха за талию, приподнимаясь и одновременно притягивая партнера ближе к себе. Кристиан коснулся губами окрашенного красным плеча, отчетливо различая учащенное сердцебиение – свое и чужое. Абсолютно все мысли покинули утомленное внезапно обрушившимся шквалом эмоций сознание, уступив место вязкому послевкусию сладостной эйфории. Расслабленно откинувшись на подушку и прикрыв глаза, Кристиан чувствовал, как прохладная материя одеяла мягко касается разгоряченной, по его специфическим меркам, кожи; улыбался, мысленно концентрируясь на неспешном хаотичном блуждании теплых пальцев Зиллаха по собственному телу. Приоткрыв глаза, он мельком взглянул на тускнеющую полоску света, пробивавшуюся сквозь темную ткань неплотно задернутых штор – серые сумерки стремительно опускались на город, знаменуя собой наступление вечера, а сам Кристиан мимоходом ловил себя на мысли, что совершенно не хочет в ближайшее время выбираться из теплых объятий, возвращаясь к своим ежедневным рутинным обязанностям по удовлетворению насущных потребностей местных алконавтов в дозаправке бухлом собственных проспиртованных мозгов.
Между тем Зиллаха Кристиан слушал краем уха, наслаждаясь моментом такой спокойной, бездействующей, ни к чему не обязывающей близости и не сильно вникая в смысл сказанных сородичем слов. Лишь прозвучавшая с непритворной искренностью просьба заставила наконец вампира обратить взор на льнувшее к нему существо. На несколько мгновений он задержал взгляд на горящих сочной зеленью глазах, ласково погладил Зиллаха по щеке и тепло улыбнулся.
– Останусь, – покорно согласился он, обнимая сородича другой рукой и легонько ероша мягкие волосы.
Очевидно, ответ Кристиана вполне устроил Зиллаха, и вскоре по выровнявшемуся дыханию последнего вампир догадался, что тот заснул. Сам Кристиан еще немного полежал, обнимая новообретенное сокровище, после чего аккуратно, стараясь не потревожить спящего вампира, выбрался из кровати, заботливо поправив съехавшее одеяло, пособирал разбросанные в порыве страсти по полу шмотки и отправился в душ.

Получив согласие, Зиллах улыбнулся и снова устроился голову на чужом плече. Он прикрыл глаза, наслаждаясь моментом близости и незаметно для себя поддаваясь мягкому и настойчивому воздействию подступившей сонливости, какое-то время чутко ощущая присутствие сородича рядом, пока сон окончательно не овладел его сознанием.
Проснулся Зиллах с чувством легкого голода и полной растерянности в отношении времени – бедовый организм, с чувством отдавшийся собственной кабзде и ее последствиям, напрочь сбил привычный биологический ритм. Он допускал, что мог проспать как несколько часов, так и целые сутки, угомонив, наконец, бардак в своей голове. Зиллах посмотрел на лежащего рядом и уже одетого Кристиана. С улыбкой потянулся к его лицу, ласково провел пальцами по линии шеи, легонько подцепив ворот футболки. В зеленых глазах разгорелось лукавство.
- Я плохо тебя согрел? – с мягкой иронией поинтересовался он, обнимая сородича. – Или я слишком долго спал?

– Если мы продолжим так же валяться, то рискуем умереть с голода, – улыбнулся в ответ Кристиан, притягивая к себе Зиллаха и зарываясь пальцами в мягкие светлые волосы. – Ты же не станешь отрицать, что проголодался, – утвердительно заметил вампир, после чего, коротко поцеловав сородича в висок, ловко вывернулся из его объятий, поднимаясь с кровати и, продолжая удерживать свое сонное сокровище за руку, настойчиво потянул того за собой.
– Ты, конечно, можешь продолжить спать, – с наигранным безразличием в голосе продолжил вампир, – но тогда я уйду один и… – он помедлил, отпуская руку сородича, медленно отходя от кровати и лукаво ухмыляясь, – не знаю, когда вернусь.

Увлекаемый сородичем Зиллах неохотно приподнялся на кровати. Попытался было снова ухватить его за руку, когда тот выпустил его, но Кристиан оказался быстрее.
- Я достаточно выспался, чтобы прогуляться, - потянувшись, вампир выбрался из кровати, ища взглядом разбросанную накануне одежду.
- А может прямо так пойти? - искоса глянув на сородича, с мягкой усмешкой поинтересовался Зиллах, заметив, наконец, сложенную на диване аккуратной стопочкой свою одежду.

В ответ на сомнения сородича в необходимости обременения себя такой несущественной деталью как одежда Кристиан лишь ухмыльнулся, загадочно проследил за процессом облачения таки в сложенные на кровати шмотки, после чего, не удержавшись, поймал Зиллаха за руку, привлекая к себе и мягко целуя.
– Лучше так, – едва слышно выдохнул вампир в губы сородичу, чуть отстранившись, и легонько подцепил ногтем ворот футболки последнего, – иначе мне будет сложно сосредоточиться на главной цели прогулки, и мы снова останемся голодными.
Прихватив брошенную рядом толстовку, Кристиан отпустил Зиллаха, легонько подтолкнув того к выходу, пропустил вперед и, выходя из квартиры, запер за собой дверь. Внизу, в укутанном густой темнотой пустом помещении бара царила непривычная для этого времени тишина, а те немногие завсегдатаи из числа местных пропойц, что худо-бедно покрывали потаканием своей пагубной привычке расходы на содержание сего неприбыльного заведения, если и сунулись по привычному маршруту, уперлись в закрытые двери и, очевидно, давно расползлись в поисках более гостеприимной в этот вечер забегаловки.
Выйдя на улицу, Кристиан на мгновение задержался на пороге, подняв голову и вглядываясь в чуть засвеченную редкими в этом квартале городскими огнями черноту ночного южного неба; прикрыл глаза, наслаждаясь приходящей лишь к вечеру прохладой, чутко улавливая разносимые сквозняками запахи остывающего города, остро чувствуя захлестнувшее сознание настроение отчаянно жаждущих интригующих приключений «детей ночи» – заблудших душ с их вымышленными людскими проблемами, масштаб которых в глазах каждого такого «страдальца» оказывался чуть менее чем вселенским. Догадывались ли они, что для кого-то из них эта ночь окажется последней?
[NIC]Zillah[/NIC][STA]sin & decadence[/STA][AVA]http://savepic.su/7271071.png[/AVA][SGN]so this is the road that I get lost on
a twist in the road and I’ll be gone now
[/SGN]

0


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Passing by all the monsters in my head


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC