INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Aren't we all running?


Aren't we all running?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Aren't we all running?

Raichel Heller, Asher Adams.

США, Нью-Йорк.

http://savepic.su/7312385.png
Кто ходит в гости невовремя, тот поступает рискованно и вместо доктора Джекилла может нарваться на мистера Хайда.


[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7321984.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

0

2

Мозговой штурм узкого круга сотрудников Райхела, наконец, закончился наиболее подходящим решением непростой задачи.  Платили за заказ неплохо, исполнителем хотели видеть только Хеллера, однако отношения Райхела с софтом в той сфере, что затронул заказчик, напоминали танец. Вальс – вот он ведет, уверенно улыбаясь своей партнерше, не замечая ничего вокруг, сузив мир до двоих. Тогда его код напоминал гармоничную мелодию, наиболее подходящим образом описывающую поставленную задачу, но иногда он, продолжая аналогию с вальсом, наступал на ногу партнерше, и в лучшем случае – терпел неудачу. В худшем – в его дверь стучались копы.
С такой отдавленной ноги началось его плотное знакомство с ФБР почти три месяца назад, и, вспоминая свои действия, Райхел ясно сознавал, что там не было ни логики, ни редких проблесков сознания, только концентрированная злость вперемешку с удушливым отчаянием, плохими советчиками в делах, где требовалась ясная голова. Словно попавший на середину оживленной автострады слепой пес силился различить среди нагромождения звуков что-то, что позволит найти ему путь на другую сторону без угрозы размазать мозги по асфальту.
С опозданием на моток потраченных нервов и пару ночей в участке он заставил себя быть осторожнее и включать мозг, особенно когда последствия могли затронуть не только его самого, и не лезть в разного рода пиздец. Тот прекрасно справлялся и сам, преданно и неотступно следуя за Хеллером тенью наглухо прохудившейся кармы.
На вопрос «почему только его?» отвечали веским «а потому что!», но, если с этим, подключив силу убеждения, он кое-как разобрался, объяснив, что сакральное «тыжпрограммист!» не наделяет его космической магией, способной творить кибер-чудеса, то решение другой стороны задачи, сводящейся к оценке реальности воплощения озвученного «мне похер, как вы это сделаете, но мне надо», долго оставалось открытым. 
С чувством выполненного долга, морального удовлетворения и составленным ТЗ для дальнейшей работы все разошлись по домам, а Райхел, пребывающий в полной уверенности, что они закончили раньше, чем планировали, посмотрев на часы, с удивлением вернувшегося в реальность увлеченного работой человека осознал, что он не только не ушел вовремя, но еще и опаздывает на оговоренную встречу уже на полчаса. С пунктуальностью у Райхела было хорошо в двух случаях: когда дело касалось дедлайнов, или когда работы вовсе не было на горизонте. Тогда он возвращался в реальный мир.
Рассудив, что едва ли для Эшера, привыкшего к его периодическим провалам в айтишное подпространство, это существенно, Хеллер не стал утруждаться звонком, а набрал номер Адамса, когда подъехал к его дому. Абонент загадочно молчал. На второй и третий звонок тоже.
Недолго думая, Райхел выбрался из машины и с мыслью напомнить Эшеру, что на телефон надо иногда посматривать, зашел в подъезд и нажал кнопку дверного звонка. Под дверью ему тоже пришлось немного подождать, пока та не открылась, и Хеллер не увидел взъерошенного Адамса.
- Я тебя разбудил? – разглядывая Эшера, с легкой усмешкой спросил Райхел. – Пойдем проветримся, если у тебя планы не поменялись, и ты не решил променять мое общество на подушку.
[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7276429.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

+1

3

Переведенный в беззвучный режим мобильник с глухим шумом вибрации елозил по столу, медленно вращаясь. Звонивший, судя по всему, либо отличался недюжинным упорством, либо и впрямь был очень заинтересован в том, чтобы вызываемый абонент наконец обратил внимание на надрывающийся девайс и соизволил ответить. Между тем абонент, отлично знавший о звонке, отойдя на расстояние в полтора метра от никак не унимавшегося чуда техники, уже несколько минут недоверчиво косился на ползущий по глянцевой полированной столешнице айфон, словно тот являл собой вовсе не мобильное устройство связи, а как минимум какого-нибудь редкого обитателя террариума – вроде и наблюдать со стороны любопытно, и подойти поближе страшно. Второй звонок оказался длиннее – оставленный без внимания мобильник почти завершал символичный круг почета, рвано вращаясь, точно парализованный волчок, и натужно кряхтя, когда металлический корпус айфона наползал на какие-то невидимые глазу неровности на, казалось бы, совершенно гладкой поверхности. Когда раздался третий звонок, а мобильник, продолжая вращаться вокруг собственной оси, пошел на второй заход, Эшер прерывисто выдохнул, зачем-то отойдя еще на несколько шагов в сторону так, что теперь между ним и лежащим на столе телефоном оказался диван. Не отдававший в тот момент себе отчета в своих действиях мистер Адамс со стороны выглядел, должно быть, весьма курьезно: будто опасался, что бездушная железяка вот-вот отрастит себе конечности, резво соскочит со стола и ринется причинять добро да свирепствовать радость всему сущему. Вопреки не в меру разыгравшемуся и отнюдь не самому здоровому воображению хозяина квартиры, очевидно, рассматривавшего диван в качестве потенциального защитника в случае местечкового восстания машин, локализованного в пределах одной жилплощади, надоедливый айфон оживать вовсе не думал. Вместо этого телефон затих, а сам Эш мгновенно потерял к оному всякий интерес, даже теперь не потрудившись взглянуть на дисплей, дабы справиться, кто же пожаловал по его душу.
Позабыв о еще недавно трезвонившем мобильнике, Адамс как ни в чем не бывало подошел к тому самому спасительному дивану, невозмутимо отодвинул подушку в виде квадратной меховой мыши, под которой удачно обнаружился планшет, и уселся, сграбастав найденный девайс – совсем не страшный в отличие от коварного айфона. Когда вскоре раздался звонок в дверь, Эшер, херя своим поведением всякую логику на корню, так же невозмутимо поднялся и уверенным шагом направился к двери, словно человек, отчаянно терзавший кнопку звонка за порогом, являл собой априори существо много более безобидное, нежели ползущая по столу напичканная микросхемами железяка.
Несколько мгновений Адамс лишь бездумно таращился на пожаловавшего гостя, затем на его лице промелькнули признаки узнавания. Эш моргнул, молча отошел в сторону, впуская Райхела внутрь. Пребывавший до сего момента в ступоре мозг живо заработал, да только в малость неожиданном ключе.
– Ты в курсе, что ты опоздал, – даже не глядя на часы и игнорируя любые приветствия, с порога выдал Эш. – Мы договаривались, что ты заедешь раньше. Почему ты так уверен, что можешь заставлять людей себя ждать? – не унимался Адамс, в голосе которого уже явно сквозили истеричные нотки.[NIC]Asher Adams[/NIC][AVA]http://savepic.su/7275544.png[/AVA]

+1

4

В какой-то момент Райхел и вправду подумал, что в его ироничном предположении есть доля истины. Выглядел Эш слегка тормознутым, что было бы вполне нормально для человека, которого выдернули из сна, и он неторопливо возвращается в реальность. Однако стоило тому заговорить, а Хеллеру внимательнее присмотреться к приятелю, как он живо смекнул об ошибочности собственных догадок. Райхел молча зашел в квартиру, вглядываясь в лицо Адамса, одновременно гадая, что послужило причиной неожиданного "наезда".
Резкий обвинительный тон не вызвал у Хеллера раздражения. Когда-то на заре их знакомства Амелия коротко сообщила ему о небольших трудностях Эша с собственными нервишками и его тесной дружбе с успокоительными, уже потом, после смерти жены Райхел и сам становился свидетелем занимательных перепадов настроения Адамса. Поначалу это было странно, непривычно, и вместе с тем Хеллер словно бы чувствовал некую ответственность за Эша, когда не стало Амелии. Несуществующую, возложенную им на самого себя, в чем-то помогающую сохранить свой мир целым и на удивление совсем его не тяготившую. Словно в его голове звучала молчаливая просьба продолжить ее дело - присмотреть за ее бедовым коллегой и поддержать. К ней примешивалось еще и такое же немое понимание, что без Адамса он запросто мог скончаться от передоза во время своего разрушительного добровольного похода к последней черте.
- У тебя все в порядке? - игнорируя выпад Эша, прямо спросил Райхел.

У Адамса было не все в порядке. Этот факт едва ли вызывал серьезные сомнения, но Райхел все равно отчего-то решил уточнить, будто раздумывал, стоит ли верить собственным глазам и ушам. Когда в какой-то момент Эш неожиданно переступал ту самую невидимую черту пограничных состояний, на самом краю которой балансировал по жизни под воздействием седативных, давно ставших для него все равно что жизненно важными ампулами для инсулинового больного, мозг начинал функционировать непредсказуемо как для самого Адамса, зачастую не помнившего потом совершенных в припадке собственных действий, так и тем более для явившихся свидетелями столь занимательных метаморфоз окружающих.
Тем, кто никогда не имел сомнительного удовольствия общения с людьми, чей разум подвержен острым психическим расстройствам, должно быть, сложно представить, как подобный эффект будет выражаться на практике. В случае с Эшем это бывало по-разному. В самые тяжелые минуты наивысшего кризиса его рассудок начисто отключался от этой реальности, он начинал видеть и чувствовать окружающий мир по-другому, мозг подменял понятия, извращал восприятие настоящего и слишком реально визуализировал прошлое, заставляя своего обладателя творить безумные, подчас даже страшные вещи, а после, когда волна напряжения отступала, будто бы срабатывал защитный механизм, и разум попросту обрубал доступ к недавним воспоминаниям.
Заглянувшему же сейчас в гости Райхелу, если можно было так выразиться, повезло. Эш узнал его, понял, что тот ему говорит, не порывался кидаться подручными тяжелыми предметами, проявляя спонтанные всплески агрессии, однако его мозг вычленял из сложившейся ситуации какие-то несущественные детали, которые и впрямь не имели никакого значения и обычным человеком остались бы совершенно без внимания.
- Хватит переводить тему, - продолжил Адамс внеплановую истерику. - Я задал тебе конкретный вопрос. Так сложно было предупредить, что приедешь позже?
Его ничуть не смущал тот факт, что сам он не потрудился набрать номер Хеллера, чтобы справиться о местонахождении последнего и времени его приезда, коли уж так переживал о возможности опоздания.

Порядком в голове Эша даже не пахло, однако из новой порции нападок Райхел окончательно уяснил, что причина странноватого поведения не в посторонних факторах, а, к сожалению, идет прямиком из глубин его бедового и больного сознания.  Что-то в голове Эша снова запустило загадочный процесс, выбивающий его из привычного режима функционирования и делающего из безмерно спокойного и тихого человека раздраженное на весь мир существо. Хеллер не знал как с этим бороться, кроме как, исходя из предыдущего опыта общения с Эшем в моменты заклина, исчезнуть из поля видимости, пока тот не придет в норму.
- Заработался, - спокойно ответил Райхел, по-прежнему глядя в нездорово блестящие глаза Эшера. - Прости, надо было позвонить.
Он прекрасно понимал, что в другой раз Адамс в большинстве случаев попросту не обратил бы внимания на его опоздание или потроллил, что ждал его еще часа на два попозже, когда Хеллер, наконец, сумеет распрощаться со своими любимыми киборгами. Тронутое проснувшейся болезнью сознание воспринимало все иначе. Острее. И лучшим способом не усугублять раздражение было признать ошибку и вернуться на работу.
- В другой раз зайду, - он развернулся и вышел из квартиры. Перед тем, как спуститься по лестнице, обернулся, встречаясь взглядом с Эшем. - Передумаешь, звони.
Внизу, стоя у подъезда, Райхел вытащил из кармана куртки сигареты и закурил, не торопясь садиться в машину. Он задумался об очередной вспышке Адамса. Уже после более близкого знакомства с ним он понял, что Амелия очень многое не договаривала о его болезни, то ли храня обещание Эшу не говорить о его проблемах, то ли не желания нервировать самого Райхела, справедливо опасаясь, что тот сочтет ее общение с психически нездоровым человеком необоснованным риском. Ее мягкая формулировка о перепадах настроения и необходимости принимать успокаивающие несколько расходилась с реальностью. Сейчас Хеллера это не напрягало. Страшило другое, что с каждым приступом Эш может уходить все дальше, теряясь в путаных коридорах собственного помешательства, и в какой-то момент та реальность, что лежала по другую, пограничную сторону окажется привлекательнее существующей действительности.
Райхел хмуро посмотрел на огонек тлеющей сигареты и стряхнул скопившийся пепел.
[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7276429.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

+1

5

Насильно удерживать Хеллера на пороге, чтобы поспорить с ним, на повышенных тонах доказывая свою правоту, изображая из себя обиженную и оскорбленную жертву, Адамс не стал – у его воспаленного очередным приступом безумия мозга не было такой потребности, а сам же Райхел, отличаясь удивительным терпением по отношению ко всем не отмеченным адекватностью выходкам Эша, к его внезапным перепадам настроения, вот таким спонтанным наездам, умудрялся проявлять недюжинное терпение и удивительное благоразумие, принимая в критических ситуациях из всех возможных решений наиболее верное, когда правильнее было дать чужому сознанию самостоятельно прийти в норму.
Молча захлопнув за другом дверь, Эш прислонился к ней спиной и замер, закрыв глаза. Люди, страдающие разного рода психическими расстройствами, лучше чем кто бы то ни было знают, что бояться стоит ни мира вокруг, способного кому-то показаться враждебным; ни темноты, ни даже одиночества. Настоящие ужасы, заставляющие шугаться всякого шороха, бояться сделать шаг, закрыть глаза или банально свесить руку с кровати, вовсе не стоят за порогом, не стучатся в окно, не скребутся по стенам. Они рождаются в голове, питаются страхами, взращивая таковые до безотчетных неконтролируемых фобий, добираются до воспоминаний – и вот уже самое родное становится чужим, самое сокровенное прячется под маской уродства.
Ненадолго задержав дыхание, Эшер прерывисто выдохнул, опустил взгляд на собственные дрожащие руки. Вырастающая из самых темных недр больного сознания беспричинная тревога настойчиво лезла наружу. Эш буквально ощущал ее мертвое, леденящее душу дыхание за спиной. И наравне с этим стылым безумием робким отголоском затравленно звучала в голове единственная разумная мысль, что не стоило отталкивать Райхела, что чуть позже он непременно извинится, признает, что повел себя глупо, и что не следовало так излишне остро реагировать на незначительную задержку, которая, в сущности, ни на что не влияла.
Резко отойдя от двери, Эш судорожно сжал трясущиеся пальцы в кулак и быстрым шагом направился в ванную. Подойдя к раковине, он открыл зеркальную дверцу шкафа, взяв с полки неизменную баночку успокоительного. Незримая тревога шлейфом следовала по пятам, притаилась за спиной и терпеливо выжидала своего часа.
«Все хорошо. Ничего не случилось. Это просто усталость и не более», – мысленно уговаривал себя Эш, крепко сжимая в ладони спасительную упаковку таблеток. Он закрыл дверцу, взглянул в зеркало, встречаясь взглядом с собственным отражением. Черные точки зрачков расширились до размеров провалов, почти целиком перекрыв радужку, когда пространство со стороны противоположной стены будто бы подернулось рябью. Движения как такового Эш не увидел – скорее почувствовал. Пальцы инстинктивно разжались – и пластиковая баночка с глухим стуком упала в раковину. Адамс дернулся, с силой рванув на себя дверь, и вылетел из ванной, едва не запнувшись о на беду свою попавшегося на пути кота. Зверь рыжей тенью метнулся с дороги, заныкавшись для верности под стол. Ведомый лишь одним безотчетным желанием поскорее убраться из этого гиблого места, Эш, как ошпаренный, вылетел из квартиры, естественно не озаботившись необходимостью запереть дверь, живо преодолев несколько лестничных пролетов, выскочив на улицу, попеременно оглядываясь и с разбега в кого-то врезаясь. Отшатнувшись, он недоуменно уставился на Райхела, после чего, никак не комментируя свои действия, вцепился тому в рукав куртки и настойчиво оттащил в сторону, то и дело бросая перепуганные взгляды на дверь.[NIC]Asher Adams[/NIC][AVA]http://savepic.su/7275544.png[/AVA]

+1

6

От ощутимого тычка в спину Райхел выронил сигарету. Обернулся со злым недоумением и намерением объяснить рассеянному торопыге, что надо смотреть, куда идешь, и желательно глазами, а не другими частями тела, для того не предназначенными. И замер с еще большим изумлением, увидев затравленного Эша. Хеллер никак не отреагировал, позволяя оттащить себя в сторону, наблюдая испуганные оглядывания Адамса в сторону двери, словно за ним гналось полчище монстров. Впрочем, все так и могло быть – только чудовища жили не в подъезде, а в чужом сознании.
Райхел успокаивающе взял Адамса за предплечье, уводя его еще дальше от безобидной двери. Мысленно Хеллер порадовался отсутствию случайных прохожих, могущих стать еще одним источником паники для Эша.
- Что случилось? – мягко спросил он. Кивком головы показал в сторону двери и уверенно добавил. – Там никого нет.

Образы, так сильно напугавшие Адамса, вовсе не торопились покорно отпускать больное воображение. Эш прерывисто дышал, явственно различая собственное учащенное сердцебиение, и лишь крепче сжимал рукав куртки товарища в тщетной попытке таким нехитрым образом унять дрожь в руках. На Хеллера он почти не смотрел, все больше напряженно вглядываясь в прикрытый дверью проем, откуда словно бы вот-вот должно было показаться нечто ужасное. Пресловутое «ужасное» между тем вовсе не спешило себя обнаруживать. Продолжая буравить испуганным взглядом злополучную дверь, Эш усилием воли заставил себя все-таки прислушаться к мягкому успокаивающему голосу, заверявшему об отсутствии всяких опасностей. Адамс коротко кивнул, кое-как постаравшись выровнять сбившееся дыхание, отвел взгляд от пугающей двери, однако отцепляться от Райхела, похоже, вовсе не собирался.

Эш не отвечал. Он словно бы вообще не услышал вопроса Райхела, и только лишь нервный молчаливый кивок дал понять, что часть сказанного все-таки достигла чужого сознания. Хеллер машинально глянул за спину Адамса – на дверной проем, где, конечно же, никого и ничего не было, а потом перевел взгляд на Эшера. Райхел с растерянностью подумал, что никогда прежде не видел его настолько напуганным и выпавшим из реальности, и понятия не имеет, как ему помочь. И может ли он вообще справиться без привлечения более квалифицированной помощи.
- Там ничего нет, - решив придерживаться старой тактики, повторил Райхел. – Хочешь я схожу проверю?

Почти было поверив, будто для тревоги нет поводов, Эш вновь мгновенно напрягся, представив, что невидимая тварь, так его напугавшая, может причинить вред его другу. Эта закравшаяся без спросу в его голову мысль страшила даже больше, чем возможность в скором времени самому вернуться в квартиру, и он лишь крепче сжал руку Хеллера, инстинктивно отойдя еще на шаг в сторону и увлекая Райхела за собой, словно этот незатейливый маневр мог взаправду спасти их обоих в случае наступления незапланированной кабзды.
– Не надо, – поспешил ответить Эш, удерживая Райхела на месте. – Не ходи туда.

Райхел снова послушно отошел еще дальше от злополучной двери и невидимого нечто, разгулявшегося в сознании Эша. В его сознании промелькнула было мысль забрать друга к себе, правда, у него не было уверенности, что взбудораженный рассудок не нарисует Адамсу новых страшилок и там. Неожиданная подсказка подоспела в виде вышедшей из подъезда женщины. Она скользнула задумчивым взглядом по двум мужчинам и прошла мимо.
- Видишь? – кивнув ей в спину, спросил Хеллер. – Если там что-то и было, оно уже ушло и не тронуло твою соседку. Пойдем проверим, как там Морган.
Он сделал шаг в сторону подъезда и мягко потянул Эша за собой, в глубине души надеясь, что вышедший из подъезда живой человек окажется достаточно убедительной причиной поверить, что все монстры ушли - хотя бы на какое-то время.
[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7276429.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

+1

7

Вышедшая из подъезда соседка, вопреки заверениям Райхела, представляла собой довод куда менее убедительный, нежели отчетливо звучавшая в голосе Хеллера уверенность, что помещение, находящееся за злосчастной дверью, вовсе не скрывает в своих темных углах никаких опасностей, ничего необъяснимого, способного и желающего навредить им обоим. Адамс проводил взглядом все еще широко распахнутых от страха глаз прошедшую мимо женщину, затем перевел растерянный взор на Райхела, словно ища в реакции того какую-то не озвученную подсказку, как следует действовать. Друг очень кстати помянул кота, успевшего узнать их обоих в качестве своих хозяев. Большое рыжее создание неизменно забиравшееся по ночам к Адамсу в кровать, долго умащивающееся и в конце концов сворачивающееся рядом пушистым мурчащим клубком, терпеливо сносило нездоровые выходки своего бедового владельца, удивленно таращило круглые глаза, когда Эш метался по квартире, шарахаясь едва ли ни от собственной тени, и всегда настойчиво забиралось на руки, когда чувствовало, что апогей кризиса миновал. Морган был идеальным спутником для одинокого душевно больного человека: никогда не осуждал, не был способен навредить, не требовал многого, всегда безошибочно определял, когда лучше исчезнуть из поля зрения, а когда ласково помурчать в ухо, несильно боднув пушистой макушкой.
Нерешительно помявшись и опасливо поозиравшись по сторонам, Адамс все же позволил Хеллеру отвести себя домой, по-прежнему боясь отцепиться от друга.

Сопротивляться Адамс больше не стал, или действительно поверив, что чудовища свалили в тот темный угол, из какого вылезли, или взяла свое тревога за четвероногое создание, с легкой руки Хеллера ставшее его заботой. Не пытаясь высвободить руку из крепкой хватки друга, Райхел свободной рукой приобнял того за плечи и повел домой, подсознательно ожидая, что на коротком пути от улицы до квартиры Эш снова может встретить одному ему видимые полчища чудовищ.
На пороге их поджидал Морган. Здоровенный рыжий кошак не торопился покидать пределы обитания, терпеливо ожидая возвращения своего блудного хозяина. Шикнув на кота, чтобы пошустрее убрался с дороги, Хеллер выпустил Эшера и закрыл за ними дверь. Внимательно посмотрел на Адамса.
- Ну, если тут кто и был, этот комок шерсти всех прогнал, - он улыбнулся уголком рта. – Если хочешь, я могу остаться с тобой.
Предлагая задержаться, Хеллер рассчитывал, что и этому Эш не будет противиться – ему совершенно не хотелось оставлять его одного в таком состоянии.

Все еще боясь отпустить друга, Адамс покорно пошел вслед за Райхелом, немного замешкавшись на пороге собственной квартиры. Ему было не под силу предугадать, что и в какой момент может выкинуть его нездоровое сознание, какие еще образы замелькают перед глазами, чьи голоса начнут нашептывать в голове. Его до сих пор заметно потряхивало от нервного напряжения, и все же рассудок более или менее вернулся в реальность. Эшер чувствовал рядом присутствие близкого человека, кому он всегда мог довериться, кому мог открыто рассказать о своих страхах, не боясь быть не понятым, не услышанным и осмеянным, и это придавало некоторую уверенность, ободряло и давала хоть какую-то надежду на лучшее.
Переступив порог квартиры, оглядевшись по сторонам и не приметив никого кроме важно расхаживавшего по комнате Моргана и стоящего рядом Райхела, Эш лишь тогда разжал сведенные судорогой пальцы, выпуская наконец руку друга. Его сознание постепенно приходило в норму. Он тряхнул головой, опустив взгляд на собственные все еще подрагивавшие руки.
– Прости, что придрался к тебе из-за опоздания, – почти шепотом проговорил Адамс. – Не знаю, почему в тот момент для меня это показалось таким важным.
Отличие душевно больных людей от нормальных, но в какой-то момент сильно понервничавших, заключается в том, что первые не в состоянии справиться с захватившей их разум тревогой самостоятельно. Им недостаточно уговоров, мягкого голоса, чужого успокающего присутствия. Для приведения в норму человека с неустойчивой психикой требуется что-то посерьезнее дружеского участия, и это что-то умещалось в небольших белых капсулах, строго дозированно упакованных в небольшую пластиковую емкость, с легкостью умещавшуюся в ладони и сейчас брошенную где-то в ванной. Эш вспомнил о таблетках, которые так и не успел принять, когда леденящий душу ужас захватил его с головой. Сейчас от одной мысли, что он вновь может остаться один и вынужден будет в конце концов зайти в ванную, по спине пробегал холодок.
Адамс поднял на Райхела взгляд и прямо попросил:
– Останься, пожалуйста.[NIC]Asher Adams[/NIC][AVA]http://savepic.su/7275544.png[/AVA]

+1

8

- Забудь, - спокойно отозвался Райхел в ответ на тихое извинение. Ему оно сказало намного больше - в жестах, во взгляде друга, во всем его облике проглядывалось все больше привычного ему Эшера, а захвативший сознание приступ медленно отступал.
Хеллер снял куртку и бросил ее на тумбочку в прихожей, сбросил ботинки и предостерегающе выставил вперед руку, краем глаза заметив подбирающееся к нему рыжее пятно – Морган собирался провернуть свой любимый трюк и запрыгнуть на руки. Само собой, без предупреждения.
- Даже не думай, хрень лохматая, - под осуждающий кошачий взгляд Райхел обошел кота, прекрасно понимая, что такой маневр всего лишь временная отсрочка и через какие-нибудь полчаса тот залезет к нему на руки, щедро поделившись рыжей шерстью. Пока он общался с Морганом, Эш исчез из поля зрения, однако это не остановило Хеллера, чтобы продолжить свой монолог, обращаясь уже к Адамсу, словно бы хотел дать понять, что он действительно здесь.
- И раз уж ты обломал меня с баром, Эш, - произнес Райхел, по-хозяйски проходя на кухню, которую знал ничуть не хуже, чем собственную, - то придется тебе потерпеть меня на своей кухне.
Он нажал кнопку электрического чайника и сел на стул, дожидаясь возвращения Эша. Отбросил за спину длинные волосы и тут же тихо выругался – на его колени запрыгнул Морган, норовя сгрести лапой выбившиеся пряди.

Понимая, что временное возвращение в реальность и впрямь может оказаться лишь временной и весьма непродолжительной переменой, если сейчас же не подстраховать сознание необходимой дозой успокоительного, Эш неохотно подумал, что для этого требовалось зайти в ванную - туда, откуда вылезла незримая так перепугавшая его тварь, откуда она, быть может, и не уходила вовсе, но затаилась, распознав постороннее присутствие и выжидая удобного момента, когда Адамс вновь останется один. Прокручивая в голове невеселый сценарий, Эшер, тем не менее, все-таки набрался смелости сдвинуться с места. В раковине по-прежнему валялся неоткупоренный пластиковый пузырек таблеток, который он не сумел удержать в руках, поведясь на причуды собственного не в меру разыгравшегося воображения. Высыпав на ладонь горсть таблеток, Адамс пару мгновений задумчиво смотрел на белые пилюли, затем обратил внимание на зеркало, сперва встречаясь взглядом с собственным имевшим нездоровый вид отражением, а после напряженно вглядываясь в пространство у противоположной стены, откуда несколькими минутами ранее отделилось невидимое нечто, явившееся причиной затопившего сознание неконтролируемого приступа паники. У стены ожидаемо ничего не было: ровная гладкая поверхность, ничем не выдававшая чужого присутствия.
Ссыпав обратно в упаковку горсть таблеток и оставив всего одну, Эш запил успокоительное холодной водой. Он слышал доносившийся с кухни голос Райхела, и от понимания, что он не один, становилось спокойнее. О том, что друг не может оставаться рядом вечно, думать сейчас совершенно не хотелось, и Эш гнал от себя эти мысли, концентрируясь на том, что есть здесь и сейчас. Оставалось уповать лишь на скорый эффект от действия таблеток, способных приглушить беспричинную тревогу и помочь расслабить сознание.
Выключив воду, Адамс вышел из ванной и направился на кухню - присоединиться к компании двух других в данный момент обитателей его квартиры. Застав умильную картинку в виде ворчащего Хеллера, старательно уворачивавшегося от безобидных забав рыжего Моргана, уже бесцеремонно взгромоздившегося гостю на колени, Эш невольно улыбнулся.
- Похоже, он соскучился по тебе и по своим любимым игрушкам, - заметил Адамс, недвусмысленно намекая на волосы Райхела, неизменно являвшиеся объектом повышенного внимания и интереса со стороны наглого кошака.
Вытащив из мойки пару кружек, Эш поставил их на стол, бросил пару пакетиков мятного чая, залил все это кипятком и уселся напротив продолжавшего неравное сражение с кошачьей настойчивостью Хеллера.
- Спасибо, что согласился остаться, - проговорил он, обнимая ладонями горячую кружку.

- Это он мне мстит за лохматую херню, - досадливо отозвался Райхел, не оставляя попыток угомонить бесцеремонное создание, однако быстро осознал тщетность этой затеи. Он спихнул кота на пол, смахнул с колен клок рыжей шерсти и переключил внимание на Эша и появившийся на столе чай. И поскольку выглядел Адамс не в пример лучше, чем когда открыл ему дверь несколькими минутами раньше, Хеллер решился повторить уже озвученный прежде вопрос, желая узнать, явился ли приступ Эша внеплановым выбросом его беспокойного сознания или что-то все-таки подтолкнуло его к этому.
- И все же, у тебя все в порядке? – спросил он, пододвигая к себе кружку и внимательно глядя на друга.
[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7276429.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

+1

9

Эш ответил не сразу – на несколько секунд задержал взгляд на кружке, задумчиво разглядывая подрагивающий столбик пара, поднимающийся от горячего чая, моргнул и сделал короткий глоток.
– Видимо, нет, – тихо ответил он, понимая, что сейчас он менее всего походил на человека, у которого ничего не случилось. Бесцеремонно спроваженный хлопком по пушистой жопе с колен Морган теперь вился под столом, изредка мурча и натираясь об ноги. Когда наглое рыжее создание хотело на ручки, оно не сдерживало своих порывов, и, судя по всему, ему было совершенно плевать, чем мог быть занят в этот момент подмеченный объект. Кошаку, переехавшему на ПМЖ к Адамсу, и так пришлось малость поступиться своей излюбленной привычкой сигать на ручки в любой момент с пола и без предупреждения. С Эшем проворачивать такой трюк было опасно: шугавшийся собственной тени хозяин мог попросту напугаться любимого котика, а посему Морган от души отрывался на Хеллере, всякий раз когда тот заглядывал в гости к своему болезному другу. Райхел отчего-то совсем не был в восторге от выдирания кошачьими лапами собственных волос и отряхивания шмоток от красивой рыжей шерсти, посему оскорбленный в лучших чувствах котик недовольно дергал хвостом и демонстративно уходил туда, где его непременно погладят и удовлетворят все хотелки.
Отвергнутый гостем кошак недолго удерживал кошачий похерфейс и нарезал круги вокруг ножек стола – улучив момент, когда Эш чуть отодвинулся, вскарабкался на руки, отчаянно цепляясь когтями за джинсы. Адамс оторвался от кружки и потянул на себя кота, пока меховая жопа не съехала на пол, изодрав заодно хозяину штаны. Добившийся своего Морган тут же оглушительно замурчал, тыкаясь Эшеру моськой в лицо и упорно разворачиваясь к Райхелу жопой, выказывая таким образом молчаливый укор и одновременно норовя опустить свою мохнатую метлу прямиком в кружку с горячим чаем.
Ненадолго отвлекшись на кота, Адамс, наконец, вновь заговорил, возвращаясь к затронутой другом теме.
– Иногда такое случается, – уклончиво начал он, подразумевая свое неадекватное и необъяснимое с точки зрения логики нормального человека поведение. – Я вижу вещи, которых, по словам других, нет. В последнее время это стало происходить чаще. Не знаю, почему так.
Он умолк на несколько мгновений, продолжая легонько теребить пальцами пушистую шерсть. Эш догадывался, что Райхел спрашивал его вовсе не о том, что он видит, но пытался понять причины, по которым в болезной головушке его друга творился подобный бардак. Вот только мог ли сам обладатель сего бардака хотя бы для себя отыскать внятный ответ на этот вопрос?
– Ты, наверное, считаешь меня совсем шизиком, – грустно усмехнулся Адамс, понимая, что на правду обижаться негоже, и тот факт, что, лечащий врач до сих пор не поставил истинный диагноз официально, вовсе не означал, что проблемы не существует. – Я не всегда могу контролировать образы, возникающие в моей голове, как и не могу ручаться за их природу. Для меня они реальны и иногда гораздо реальнее всего, что меня окружает. Они возникают из воспоминаний, из давно прошедших событий жизни. Я не думаю об этом специально, просто в какой-то момент оно переполняет сознание, вытесняя из него все, что должно считаться нормальным.[NIC]Asher Adams[/NIC][AVA]http://savepic.su/7275544.png[/AVA]

+1

10

Райхел не ответил сразу, слушая невеселый рассказ Эша. Между ними давно установился достаточный уровень доверия, чтобы он мог рассчитывать на правдивый ответ Адамса, каким бы тот ни был. Ему сложно было внятно охарактеризовать, что сейчас обосновалось в его сознании. Растерянность – от понимания, что протекающие в голове Адамса процессы никак не зависят от его искреннего желания ему помочь. Опасение – за дальнейшее существование Эша, что рано или поздно поселившаяся в его голове зараза приведет его в застенки узкоспециализированного заведения. Сюда же, в тревогу за Адамса примешивалось еще и другое, чуть более эгоистичное чувство – страх потерять еще одного близкого человека из-за собственного бессилия.
Райхел молча сделал небольшой глоток горячего чая, поставил кружку на стол и поднял взгляд на друга.
- Не большим шизиком, чем он, - он улыбнулся уголком рта и кивнул в сторону приютившегося на чужих коленях кота, - или я сам. Мы что-нибудь придумаем с этим, не загоняйся раньше времени.

В ответ на слова друга Эшер лишь невесело усмехнулся, машинально глянув на устроившегося на собственных коленях кота и ласково потрепал того по рыжему загривку. Адамс знал, что Райхел пытается его приободрить, успокоить, помочь перевести мысли в более позитивное или хотя бы относительно спокойное русло. Имея представление о его проблеме, Хеллер искренне пытался оказать помощь хотя бы вот такими уговорами и заверениями, что все будет хорошо, что решение непременно найдется; терпел его закидоны, которые сам Эш старательно пытался сдерживать; вел себя так, чтобы в его обществе страдающий прогрессирующим психическим расстройством человек имел возможность чувствовать себя нормальным. За это Адамс был благодарен своему другу – с некоторых пор единственному, кого он действительно мог таковым назвать, кому он мог довериться без страха быть непонятым и отвергнутым. Он старался не думать о том, насколько Райхел верит своим же словам относительно возможности «что-нибудь придумать»; насколько взаправду считает, будто бы загоняется Эш раньше времени. Своих размышлений Адамс не озвучивал и соображениями, не слишком отмеченными оптимизмом, предпочитал не делиться. Вряд ли в этом был смысл, а вот обидеть Райхела, указав ему на тщетность его благих порывов, такие разговоры могли. Адамс как никто другой знал, насколько опасна поражающая рассудок зараза, что поселилась в его голове; понимал, что приступы панических атак за последнее время сделались чаще, а контролировать себя в условиях, когда невозможно отличить реальность от вымысла, оказывалось все труднее.
Он залпом допил свой чай и виновато посмотрел на Райхела.
– Мне жаль, что я испортил тебе планы. Если хочешь, можем заказать пиццу или еще что и поговорить о чем-то отвлеченном, притворившись, будто ничего не случилось.
Эш ненадолго замолчал, словно оценивая собственные слова по негласной шкале адекватности и, очевидно, не удовлетворившись результатом, неуверенно продолжил:
– Во всяком случае, я мог бы попробовать.

По опыту общения с Эшером Райхел знал, что лишь малая часть сказанного закрепилась в его сознании. И то лишь до тех пор, пока не будет неумолимо смыта куда менее фонтаном зашкаливающего оптимизма. Оптимизм у Эша был особенный, щедро пропитанный непроглядной темнотой и безнадегой. Такой уж был Адамс. А может, имело место нечто другое, более серьезное, о котором несмотря на все доверие тот пока опасался рассказывать. Хеллер его понимал. Действительно понимал – нелегко признавать, показывать свою слабость, особенно ту, что не зависит от собственных желаний и диктуется лишь болезными процессами в сознании. Такое Райхел допускал и надеялся, что все-таки сумеет достучаться сквозь его упрямство и опасения. Он взглянул на друга и со слабой улыбкой покачал головой.
- Я хотел провести вечер в компании старого друга, ничего не изменилось, - заговорил он. Накрыл ладонью руку Адамса и продолжил, глядя тому в глаза и искренне надеясь, что Эш его услышит. – Со мной не надо притворяться. Если ты хочешь помолчать или побыть один, но, чтобы я остался в квартире, пусть будет так. Если тебе есть еще что-то рассказать мне, расскажи. Не сейчас, когда захочешь. Только не думай, что я отвалю в рассвет, если вдруг какой-то херни окажется чуть больше, чем я думал.
В голосе Райхела проскользнула досада из-за того, что Адамсу иной раз надо было втолковывать все, как малому дитю и совсем не из-за его проблем с головушкой, а в силу его тесной дружбы с упрямством. Почувствовав это, Хеллер умолк, не убирая руки, а потом добавил уже мягче:
- Так что сам решай, что ты сейчас хочешь.
[NIC]Raichel Heller[/NIC][STA]рапунцель[/STA][AVA]http://savepic.su/7276429.jpg[/AVA][SGN]it's you living for nothing
living in nowhere for my faults
[/SGN]

+1

11

То, чего Адамс в действительности хотел, едва ли зависело от одного лишь его, хоть и искреннего желания. Если начистоту, то не зависело вовсе. Захватившей его разум и прочно там обосновавшейся болезни было решительно наплевать на любые эшеровские хотелки. Эта загадочная неосязаемая дрянь, просматривающаяся лишь на мудреных МРТ-снимках, владела и командовала его сознанием единолично, руководствуясь своими собственными непредсказуемыми принципами. Она ставила жизнь Эша в крепкую зависимость от лекарств; подчиняла его распорядок дня, выбор собственных развлечений и пристрастий жесткому расписанию; инспектировала рабочие будни, силу испытываемых эмоций и даже круг общения, норовя всеми силами вытравить из него последнее хорошее, что удерживало хрупкую связь Адамса с реальностью, с тем миром, что разумелся нормальным, но никак не мог стать для Эша родным.
– Я рассказывал тебе про своих родителей? – зачем-то спросил он, хотя ответ на этот вопрос был давно известен обоим. Еще в самом начале их с Райхелом знакомства Эш упоминал, что еще будучи ребенком, имел сомнительное удовольствие явиться свидетелем смерти обоих родителей, причиной которой в обоих случаях стало самоубийство. Вероятнее всего, Райхел мог узнать об этом еще от Амелии, что наверняка потрудилась в свое время объяснить мужу причины странноватого поведения своего друга. И все же о подробностях Эш предпочитал не распространяться. Да и в чем они, эти подробности заключались бы? В том, что мать, ведомая прогрессирующей манией преследования, уверилась, будто бы отец настроен отвадить от нее любимого ребенка, но вместо борьбы за внимание дорогого чада, вскрыла себе вены на глазах у этого самого чада? Или отец, заверявший сына, что будет оберегать его и заботиться, пустивший пулю себе в рот, предварительно потрудившись, чтобы и это Эш тоже непременно увидел? Целостность психики даже здорового человека в подобной ситуации рисковала дать трещину. Адамс здоровым не был, по всей видимости, даже на стадии планирования своего зачатия, потому что попросту не мог родиться нормальный ребенок в такой психически ненормальной семье.
– В детстве я часто видел свою мать уже после смерти, – продолжил Эш, не глядя на Райхела, бездумно сверля взглядом пустую кружку. – Мы могли часами общаться, словно со мной говорил живой человек. Я видел ее, слышал ее голос, угадывал настроение по меняющимся интонациям. Иногда она осуждала какие-то действия отца, но он не мог говорить с ней, и я передавал ему ее слова, но он упорно твердил, что мне все мерещится, что эти видения – лишь следствие глубокой эмоциональной травмы и боли от утраты близкого человека. Он не верил ни единому моему слову, утверждая, что все мои страхи надуманны, что нет ничего необъяснимого, а я просто забиваю себе голову несуществующими фантазиями. Я психовал, закатывал истерики, попрекая его таким безразличием, вспоминал, что мать всегда прислушивалась ко мне. Я не думал тогда, что все это может довести человека, что нервы могут не выдержать. Задумался об этом я слишком поздно – когда наблюдал, как тело отца выносили из дома.
Он помолчал немного, а после так же бесцветно продолжил:
– С тех пор мать все так же продолжала являться мне – точно живая, как будто стоит протянуть руку – и почувствуешь тепло. А отца я вспоминаю, только рассматривая старые семейные фотографии. Едва ли он мечтал о сыне, который доведет его своим безумием до самоубийства.
Эш умолк на мгновение, а затем прямо посмотрел на Райхела.
– Я бы хотел, чтобы ты остался, – тихо признался он. [NIC]Asher Adams[/NIC][AVA]http://savepic.su/7275544.png[/AVA]

0


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Aren't we all running?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC