INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Today we are all demons


Today we are all demons

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Today we are all demons

Kai Berger, James Mercer.

Где-то в США.

https://67.media.tumblr.com/bd51cfbab2f89cf8d044544467e2b9ec/tumblr_nnol53Cgfc1s9lm88o1_500.gif
https://67.media.tumblr.com/bffe4197139c20b9290544400ba80723/tumblr_o6q0tyOd4m1ulekl3o1_500.gif

Говорю я в шутку Коле:   
Ты, Коль, оборотень, что ли?   
Зарычал он, хвост поджал,   
В лес дремучий убежал. ©

♫ саундтрек


[AVA]http://savepic.su/7286300.jpg[/AVA][NIC]Kai Berger[/NIC][SGN]Guns go off and acid rains
Down the face of this town.
[/SGN][STA]wild eyes[/STA]

0

2

Ответственные за плачевное состояние кошелька Бергера сидели в большом здании, пили безвкусный халявный кофе и называли себя ебливым ФБР. За прошлую неделю они нарядили в красивые оранжевые комбинезоны всех его более-менее постоянных заказчиков и наградили паранойкой, а не стукнутся ли федералы еще и к нему. Это было маловероятно, но неприятное ощущение время от времени давало о себе знать. Отчасти из-за него, отчасти потому что остальные подельники входили в число не самых благонадежных, Кай залег на дно и перебивался мелочью. Один лишь его давний знакомец по нелегальным делам и редкостная дрянь по характеру играючи избежал чистки. К нему Бергер и пришел. В новых блестящих и скоростных игрушках он не нуждался, однако по старой памяти предложил своему угонщику побегать на подхвате в его клубе подпольных боев.
«Видишь ли в чем дело, Кай, - говорил Митч Карлайл, - иногда люди не хотят снова возвращаться, и им надо помочь. Справишься?»
Он согласился. И справлялся вот уже полторы недели, вытаскивая упрямцев на ринг, а особо изувеченных – подальше от обители Митча, понимая, что свою же задачу «не светиться и не лезть в дерьмо» он с треском провалил. Сомнительным успокоением было только то, что платил Карлайл неплохо.
В этот раз все было точно так же и в то же время по-другому – еще до начала боев Кай отчетливо почувствовал запах, который ни с чем никогда бы не спутал. Никто из его расы не смог бы не учуять себе подобного. Спустя некоторое время он его и увидел – после встречи с сородичем с ринга ожидаемо уносили полубеспамятные тела. Бергер не подходил к нему и не искал встречи. Только лишь взгляды единожды встретилис. Короткий знак понимания, что они оба знают, кто они и что представляет из себя каждый из них. Дань узнаванию, за которым могло быть что угодно. В глазах другого оборотня был вызов. Жажда, которая, очевидно, и привела его сюда.
Чужое присутствие ощущалось как фоновый шум. Шелест, тихий и ненавязчивый, на который меж тем нельзя закрыть глаза. Он отдавался в сознании еле заметным покалыванием и странным чувством, которое Кай сам не мог толком охарактеризовать. Не растрачивая внимание на домыслы, он занялся делом – редкий бой обходился без попыток слива разной степени успешности.
Когда он дошел до раздевалок, его глазам предстало жалкое зрелище – сидя на низкой скамье, человек баюкал изувеченную руку. Рядом с ним застыл охранник.
- Эта сука руку себе сломала! – хмуро произнес он, завидев Кая. – Зассал выходить.
Здесь каждый мнил себя выше остального. Охрана смотрела на участников боев как на расходный материал, гости считали им же и персонал. Митч на всех смотрел как на дерьмо. Порочная иерархия прогнившей до остова дыры. Если пробыть в ней слишком долго, эта гниль начинала чувствоваться на зубах.
Бергер молча посмотрел на пострадавшего от собственной дурости измочаленного человека, в чьих глазах сквозь боль отчетливо светилось облегчение – у него появился шанс уйти отсюда живым. Дверца железного шкафчика милосерднее возомнившего себя античным гладиатором полоумного громилы.
- Поднимайся, - сухо велел Кай, обращаясь к выбывшему бойцу.
В силу своей природы он не слишком любил людей, а из-за некоторых событий прошлого причин их любить было еще меньше, чем у любого представителя его расы, однако его голос звучал ровно. Без намека на главенствующие ноты развернувшегося кровавого цирка – едкой глумливости и наигранного превосходства. Он не чувствовал сочувствия. Он не чувствовал ничего. Делал свою работу и не больше.
И одного его слова хватило, чтобы прорвать истончившуюся стенку остатков благоразумия покалеченного на ринге и своими же руками мужчины. На остатках сил он вскочил со скамьи. Попытался схватить здоровой рукой Кая за грудки в порыве выплеснуть злость и унижение, в которое он загнал сам себя. Бергер проворно отступил в сторону, быстрым, почти неуловимым движением вывернул неудачливому бойцу руку и впечатал его в ровный ряд железных шкафчиков.
- Если у тебя остались силы, я отведу тебя на ринг, - очень тихо произнес Кай. – Если нет, завязывай страдать хуйней и вали отсюда нахер.
О таких случаях было принято сообщать Митчу. Ему было похер, но он любил все держать под контролем. Быть в курсе самой незначительной херни. Он вытащил из кармана салфетку и на ходу принялся вытирать с рук чужую кровь. К хозяину богадельни его пропустили без лишних слов.
- Минус один по собственному желанию, - прислонившись к косяку, произнес Бергер.
- Ты бы хоть перчатки надел, - завидев кровь на его руках, равнодушно оборонил Митч. – За дополнительный риск поймать ВИЧ платят те, кто покупает места в первом ряду. 
Кай усмехнулся, стер остатки крови салфеткой и под неодобрительный взгляд человека-люблю-все-стерильное бросил ее в урну. Заботился, к слову, Митч, больше о себе, нежели его вдруг начало волновать здоровье совершенно чужого ему человека.
Тому, который действительно боялся заразиться, здесь нечего было делать – во всяком случае за пределами стерильного угла чистоплюя Карлайла. Сюда шли больные на голову, отчаявшиеся или самоуверенные. Или те, чей иммунитет прожует любую дрянь, а физической силы достаточно, чтобы забраться по чужим головам на вершину пирамиды этой мясорубки. Бергер машинально глянул на ринг, где его сородич по расе разделывал очередного бедолагу, превращая того в хорошо отбитый и сочащийся кровью кусок мяса.
- Обойдусь, - отозвался он. Повернулся к Митчу, понимая, что тот перехватил его взгляд.
- Если ты такой смелый, - продолжил тот с тонкой, самодовольной улыбкой человека, ставящего себя много выше собеседника и всех остальных в этой дыре, - может сам попробуешь выйти?
- Если я захочу подраться, то сделаю это на улице, - ответил Кай. – или в баре. Где-то, где никто не будет дрочить за стеклом, глядя как бью кого-то по роже. Развлекайся.
Он мило улыбнулся Митчу, сунул руку в карман и бросил ему упаковку салфеток – которую тот автоматически поймал – и, развернувшись, пошел тащить на ринг еще одного захотевшего легких денег идиота. Кай наверняка знал, что сразу после его ухода Митч брезгливо выбросит глумливый подарок и пойдет мыть руки, а еще, что после окончания боев покажет ему на дверь. Потому что терпеть не мог, когда кто-то пытался над ним шутить, и тем более – когда его откровенно подъебывали.
Бергер не жалел. Лучший способ уйти – послать нахер первым. Он устал от мешанины растоптанных человеческих амбиций и остро пахнущего страха. Ему надоели одинаково жалостливые лица тех, кто с запоздалым осознанием собственной лажи упорно отбрыкивался от повторного выхода, но больше всего его воротило от алчного вожделения смотревших на бойню. В их глазах он видел нечто такое, что против воли бросало его в прошлое, прикрытое повязками времени, зарубцевавшееся потускневшей памятью, но все еще остающимся тем, куда он не хотел бы оборачиваться.
Выбывший человек сбил сетку боев и вместе с тем ускорил их окончание. Последнее мочилово, и этот притон закроется, а он с чистой совестью распрощается с ней, послав еще раз нахер Митча, если тот вдруг не понял с первого раза. Он даже не расстроится, если тот зажмет ему деньги за сегодняшнюю смену. Слишком громко звучал в его голове голос - с него хватит. Оставалось дойти до сородича и сообщить ему, что он снова возвращается под пристальный взгляд толпы. Их безусловным фаворитом был полоумный здоровяк, и только оба оборотня знали, что спятивший Голиаф не простоит и пяти минут против существа иной расы.
- Твой выход, - ровно произнес Бергер. Снова встретился взглядом с сородичем, не разрывая в этот раз зрительный контакт. Смотрел точно так же ровно, спокойно. В чужих глазах еще вспыхивали отголоски драки цвета пролитой крови.
- Пять минут. Последний бой и ты герой дня.
[AVA]http://savepic.su/7286300.jpg[/AVA][NIC]Kai Berger[/NIC][SGN]Guns go off and acid rains
Down the face of this town.
[/SGN][STA]wild eyes[/STA]

+2

3

Как вы смеете...
Уворот, удар в открывшийся бок врага, страшный удар, в который вложен вес всего тела - проминающий рёбра.
Да как вы смеете...
Дыхание сбивается не столько от драки, сколько от ярости, от огня, бледного, запредельно горячего, цвета вползающей на небосвод луны, что всего через пару ночей будет полной. Пот шипит на ссадинах, заливает глаза, пропитывает одежду, и та липнет к телу, как пластырь.
Очень хочется впиться зубами, перегрызть горло и выпустить кишки, но нельзя, нельзя... Почему? В бою нужно использовать все возможности.
Неважно, бей, уклоняйся, двигайся и снова бей. Держи зубы при себе, не время, не сейчас. Сможешь и так, а иначе нахрен вообще всё.
Как вы смеете думать, что сильнее меня?!
Джей застыл на месте. Внутри бесновался волк.
Противник тяжело рухнул оземь, измочаленный и беспамятный. Он пах хорошо отбитым мясом, сочным, свежим. Джей позволил себя увести, но жадно старался надышаться этим запахом, пока не оказался совсем далеко.

Вопли толпы пробивались даже сквозь толстые стены. По нарастающим или смолкающим крикам можно было отслеживать ход боя, наверняка более зрелищного, чем схватка оборотня и человека.
Джеймс глядел на себя в изгвазданное туалетное зеркало, оценивая своё состояние и вид. Травмы не серьёзней разбитой скулы и ссаженных костяшек. Лёгкая усталость, приятная, после которой, возможно, удастся наконец нормально заснуть, не слыша зова луны. Жажда убивать в глазах.
"Проблемы самоконтроля", - говорил Сэм, вроде осуждающе, но с ноткой гордости. Его щенок был настолько силён, что не мог себя удержать.
"Проблемы самоконтроля, - повторял он, самодовольно улыбаясь, - я сам виноват, выбрал бешеного. А надо было - с мозгами. Ну да что уж теперь".
Во время одной из таких тирад Джеймс вцепился ему в руку. Не оборачиваясь, как был - человеком. Тридцатью двумя зубами, слабыми челюстями примата. Но рычал при этом, пуская розовую пену, сверкая ненавидящими глазами и игнорируя удары по голове и телу - рычал он как дикий зверь.
Сэм был идиотом. Когда самоуверенность и восторг от новообретённых сил не совсем затмевали Джею голову, он это понимал. Радоваться тому, что создал неуправляемую машину? Считать, что это хорошо? У Сэма в голове не хватало пары-тройки нужных шестерёнок.
И Джей не удивился тому, что однажды его этот заросший бродяга, изменивший его жизнь, исчез. Опустевшее логово ещё хранило его запах, густо замешанный с пивным духом. Можно было пройти по следу и узнать, чем всё кончилось. Может, отомстить. Может, попасться вместе с ним. Может, найти его, полуневменяемого от особо забористой дозы.
Джей не пошёл.
Сейчас он вспоминал тот момент и - нет, не жалел о том, что не стал искать. Только о том, что чуть раньше не припёр Сэма к стенке, не выбил, не выгрыз из него всю правду: как жить, как себя держать, что происходит в мире, где, как оказалось, водятся волки, иногда становящиеся людьми - может, наоборот, но вряд ли, Джей так себя не ощущал. Но что уж сейчас.
Этот парень, помогающий организаторам боёв, был первым сородичем, которого Джеймс встречал после Сэма. И наравне с желанием узнать побольше новой правды, с полуосознаваемой, смутной радостью от того, что он не один такой, он испытывал чувство соперничества.
В своём мире Джеймс был самым сильным. Даже два месяца назад, до того, как на него в темноте напал бездомный, чье подмостовое убежище они с друзьями громили от скуки, и всё покатилось к чёрту - или наоборот, встало на свои места.
Теперь же возникло новое обстоятельство, и нужно было узнать его вес.
Джей плеснул себе в лицо пригоршню ледяной воды, встряхнулся. Размял плечи. И обернулся к двери до того, как она открылась.
- Я справлюсь за две. У вас тут слабаки. Почему бы тебе самому не выйти?
Спокойный. То ли ему всё похрен, то ли держит себя в руках. Джея такие бесили.
Он описал вокруг сородича пару кругов, будто они уже были на ринге и обмен взглядами вот-вот перерастёт в мясорубку. Потянул носом, заполняя лёгкие запахом свежей человеческой крови, исходящим от рук парня. Да. Можно выглядеть, как результат того, что лемур трахнул андрогина, но волчья суть не может не проявиться.
- Давай смахнёмся. Так есть хоть какой-то шанс, что я не засну от скуки посередине боя.[NIC]James Mercer[/NIC][STA]The wolf among us[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/08/2b02596a38f2dd23c53ffb8b3359c267.jpg[/AVA][SGN]Кто из нас более бешеный?[/SGN]

0


Вы здесь » INTERSTELLAR » hidden ways » Today we are all demons


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC