INTERSTELLAR

Объявление

Вниманию гостей: форум переведён в приватный режим. Приём новых игроков закрыт.
Подробности в ОБЪЯВЛЕНИИ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INTERSTELLAR » constellation » One Sky Above Us


One Sky Above Us

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

One Sky Above Us

Reiche, Loki.

Йотунхейм.

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/70/80/95/708095618cfbba99cd2adc67dbec4415.jpg
Познание нового мира - штука не всегда безопасная, но что лучше провоцирует на откровенность, нежели боязнь потерять кого-то очень дорогого, рискующего по наивности своей стать жертвой такого познания.

♫ саундтрек

[NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

0

2

Недавняя встреча с ЩИТом напрочь отбила у клона желание возвращаться на Землю. С открытием новых горизонтов человеческой жестокости Райхе подсознательно избегал общества и йотунов. Пробыв почти месяц в Йотунхейме, он успокоил свои тревоги и сомнения, впервые за свою недолгую жизнь поняв, что может быть иначе, чем на базе Гидры. Асгардский бог ничего не требовал от своего клона, не навязывал, ограничиваясь лишь мягким предупреждением, что в этом, незнакомом искусственному созданию мире может быть для него опасно.  Локи охотно делился своими знаниями, а Райхе жадно слушал. Когда асгардец пропадал по своим делам, клон, внимая напутствию – после ЩИТа ставшему более настойчивым- оставался в доме бога, но продержался недолго.
Клон хотел узнать этот мир. Необходимость почувствовать себя его частью, обрести себя заново гнала его из стен дома, и он, по-прежнему обходя стороной местное разумное население, бродил по диким землям, держа в памяти, чем закончились его созерцательные порывы на Земле.
Потеряв счет времени и не задумываясь, как далеко ушел от обители Локи, клон бродил по каменистой гряде. На первый взгляд – необитаемой, но это было не так. Иногда Райхе интуитивно ощущал чужое присутствие, искал пристального наблюдателя и, встретившись взглядом, шел дальше. Он не проявлял враждебности, и местное зверье не нападало первым, ограничиваясь лишь настороженным взором, следящим, чтобы чужак ушел с их территории.
В какой-то момент клон услышал тонкий, жалобный вой. Его перемежало глухое гортанное рычание. Поначалу он подумал, что это всего лишь отголоски естественного процесса бытия, когда одно существо пожирает другого, но быстро понял, что ошибся – в звериных голосах не было злости. Райхе пошел на источник звука, и совсем скоро оказался на краю неглубокой, но узкой расселины. На другой стороне топталось зверюга – такая же, что порывалась его сожрать, когда он впервые оказался в Йотунхейме. Завидев чужака, она пригнулась и предупреждающе зарычала. Посмотрев вниз, клон увидел причину ее тревоги – на дне расселины среди россыпи камней с жалобным писком барахтался ее детеныш. Самостоятельно выбраться тот не мог, а практически отвесные стены лишали его родителя возможности вызволить попавшего в западню детеныша.
Разумнее всего было пройти мимо, не дразня растревоженную зверюгу, однако клон увидел шанс не просто узнать этот мир, наблюдая за ним со стороны, а стать его частью. Или быть сильно пожеванным, если его отдающая нездоровым риском задумка не оправдается. Словами он не смог бы донести свои намерения до сверлящей его взглядом зверюги. Клон спокойно посмотрел ей в глаза, пытаясь передать свои намерения взглядом, на уровне инстинктов, чуждых людям и понятных зверям, а после начал спускаться в расселину, физически ощущая на себе пристальный, тяжелый взор дикого, хищного существа. Клон понимал, что если та не выдержит и спрыгнет вниз, то обратно уже не вылезет, а сражаться с разъяренным чудищем в замкнутом пространстве заведомо проигрышное дело, в то же время он чувствовал уверенность, не подкрепленную ничем, кроме странного подсознательного ощущения.
Когда Райхе достиг дна, детеныш умолк. Вздыбился и сменил жалобный вой на предостерегающее ворчание. Сверху осыпалась россыпь мелких камней. Клон глянул наверх – зверюга беспокойно ходила по краю обрыва. Медленно, без резких движений он протянул руку к зверенышу. Тот тут же ответил ему приглушенным рычанием. Попятился назад и зарычал еще ниже, когда уперся спиной в скалы. Точно так же медленно Райхе опустился рядом с ним на колени и под низкий, вибрирующий и тревожный рык сверху дотронулся ладонью до шипастой головы. Отдернул руку, когда тот попытался укусить его, и крепко ухватил за бока. Детеныш разразился жалобным воем, и клон в какой-то момент запоздало укорил себя за безрассудство, ежесекундно ожидая падающую тень. Развернув к себе звереныша, клон взял его на руки, словно это был щенок или кот. Успокаивающе погладил по голове и, придерживая свою беспокойную ношу одной рукой, полез наверх – на ту сторону, где по краю провала металась зверюга. Она не откусила ему голову, стоило клону показаться на поверхности, не сбросила обратно – всего лишь по-прежнему сверлила внимательным взглядом, чего нельзя было сказать о ее детеныше. Едва завидев вблизи горизонтальную поверхность и своего родителя, он яростно загреб лапами и, ободрав клону шею острыми когтями, вскарабкался по нему на уступ, а оттуда ломанулся под защиту сородича.
Выбравшись, Райхе столкнулся лицом к лицу с подобравшейся к нему вплотную зверюгой. Она сделала еще один шаг, сокращая расстояние до минимума, шумно обнюхала клона. Не отводя взгляда, позволила ему прикоснуться к громадной, покрытой рогами и шипами башке ладонью. Больше Райхе не чувствовал от нее угрозы – ему было достаточно теперь взглянуть ей в глаза, чтобы понять, что она не нападет на него. Это было странно. Непривычно и правильно одновременно. Непонятное ощущение захлестнуло клона – этот мир начал принимать его, признал его своей частью. Своим, а не выбракованным созданием из пробирки. Клон погладил ладонью нависающую над ним громадину, удостоился несильного тычка носом в плечо, от которого, не удержав равновесие, отшагнул назад. Улыбнулся, глядя как громадная зверюга вместе со своим детенышем пошли прочь и поймал себя на мысли, что ему тоже неплохо бы вернуться домой.
С этим намерением Райхе посмотрел прилегающую к расселине каменную стену, оценивая, можно ли ему перебраться обратно поверху без еще одного спуска вниз, и увидел на другой стороне молчаливо застывшего асгардского бога, очевидно, ставшего свидетелем его немного самоубийственной спасательной операции. Молча клон взобрался на уступ, обошел провал и через несколько минут рядом с Локи.
- Видимо, ты все это видел, - спокойно произнес он, ожидая предсказуемой реакции асгардского бога на его безрассудство. 
[NIC]Reiche[/NIC][STA]асгардский ариец[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/95274485.7/0_ef23a_7398b760_orig[/AVA][SGN]Feeling what's lost, where to flee
And the Shadows that are fading I lose again my way.
[/SGN]

+1

3

Спустя примерно месяц после встречи Локи с Райхе, после уничтожения гидровской базы, где ослепленные тупым бесстрашием и надуманной вседозволенностью людишки самозабвенно штамповали пробирочные версии асгардского бога, Лофт совсем привык к обществу своего клона, что был теперь практически постоянно рядом. Это общество отнюдь не тяготило трикстера, но напротив – воспринималось как нечто неотъемлемое, правильное и само собой разумеющееся, словно они были давно знакомы и нуждались друг в друге. Впрочем, последнее как раз оказалось утверждением более чем справедливым, и доказательство сему факту отчетливо обнаружилось после недавнего вызволения Райхе из загребущих лап горе-экспериментаторов ЩИТа. За этот месяц Локи совсем перестал видеть в своей копии собственного клона. Существо с отражением его же лица воспринималось как целостная самостоятельная личность, не имевшая ничего общего с иллюзиями, созданием которых периодически Локи имел обыкновение забавляться. Ему было любопытно наблюдать за обживанием Райхе в новом мире, за попытками познать этот мир, он охотно отвечал на любые вопросы любознательного создания, с удивлением для себя отмечая, что сам не заметил, как успел привязаться к случайно найденному существу, одному из сотен подобных, которых Лофт убил собственноручно, такому же, но и другому одновременно.
Не особо отдавая себе отчета в целесообразности массовых убийств на базе ЩИТа, работники которого провинились лишь тем, что сумели заполучить в свое распоряжение лайт-версию асгардского бога, решив проверить оную на прочность, Локи пребывал в абсолютной уверенности в правильности своих действий, и ему было совершенно плевать, что после подобной кровавой расправы на его пороге может запросто объявиться приснопамятный братец, не гнушавшийся посыпать очередными предъявами относительно человеконенавистнических порывов своего названного родственничка. При подобном раскладе Тор бы живо отправился нахрен вместе со всей своей незамутненной любовью к роду человеческому, подгоняемый любимым молотом. К счастью, за минувшую неделю перекошенная гневом рожа братишки в обозримой близости не замаячила. Все, конечно, могло быть еще впереди, но Локи об этом не думал. Куда больше его заботила безопасность Райхе, чья почти детская непосредственность могла обернуться против него же, сыграв на руку врагам самого Локи. Впрочем, Лофт с определенной долей облегчения отметил, что после истории со ЩИТом бесстрашия в охочей до знаний головушке его копии поубавилось. Сложно сказать, насколько это хорошо, но самому Локи так было определенно спокойнее. И, тем не менее, всякий раз отлучаясь из дома, он не мог полностью заглушить назойливо вторящее в голове беспокойство.
Так, вернувшись в очередной раз домой и не обнаружив Райхе в поле зрения, Лофт буквально ощутил, как нехорошее предчувствие распускается в сознании подобно огромному неказистому цветку с едким запахом гниющей плоти. Справившись у местного населения, не видели ли те бедовое сокровище, очевидно, не способное усидеть на одном месте без попыток нажить на собственную пятую точку очередных приключений, трикстер мысленно выдохнул, когда пара знакомых йотунов указала направление, в котором убрело неугомонное чудо. Не медля более ни секунды, Локи отправился на поиски в надежде, что жажда приключений не увела клона в новую полномасштабную кабзду.
Из тягостных размышлений трикстера невольно заставил вынырнуть глухой звериный рык, попеременно сменявшийся таким же звериным поскуливанием. Локи повернул голову, прищурился, замечая беспокойно снующий взад-вперед по каменистому краю обрыва силуэт зверюги, подобной той, что нехило пожевала Райхе в первый же день знакомства его с новым миром. Тварь явно была чем-то обеспокоена, уходить не собиралась и чего-то ждала, будучи не в силах усидеть на месте от нервов. Не придав поначалу значения увиденному, Локи отправился дальше, обходя стороной не замечавшую его тварь. Однако визг, на сей раз сменившийся недовольным писклявым ворчанием, вновь бесцеремонно вторгся в сознание, заставив Локи затормозить. Какая-то неведомая сила: то ли интуиция, то ли просто несвоевременно взыгравшее любопытство вынудила асгардского бога подойти поближе в попытке разглядеть, что так сильно привлекло внимание не находящей себе места взволнованной твари.
Взобравшись на противоположную сторону расселены, Локи заглянул вниз, невольно округлив глаза от открывшейся взгляду картины незапланированной спасательной операции.  Доморощенный спасатель, роль которого самоотверженно примерил на себя Райхе, после пары осторожных попыток подобраться поближе наконец отловил визжащего детеныша, от страха ощетинившегося шипами, и теперь старательно карабкался наверх со своей непоседливой ношей, дабы доставить взволнованному родителю его нерасторопное чадо. Завидевшее заветную вершину чадо, живо позабыло о своем спасителе и, едва не опрокинув клона обратно на дно расселины, проворно ломанулось к мамаше. На моменте, когда тварь, склонив шипастую башку, приблизилась к Райхе в попытке ткнуться клыкастой мордой, Лофт внутренне напрягся, внимательно наблюдая за ходом опасного знакомства, но трагедии не случилось. Зверь мирно обнюхал спасителя своего детеныша и так же мирно удалился прочь, а заприметивший асгардца клон вскоре оказался рядом.
– Ты хоть когда-нибудь будешь меня слушать? – беззлобно поинтересовался Локи, не сильно рассчитывая на внятный ответ. Подойдя ближе, он коснулся пальцами ободранной кожи на шее клона, вынуждая того чуть наклонить голову и оценивая степень повреждения. Отделался спасатель парочкой неглубоких царапин.
– Напомню, что здешние собачки не слишком дружелюбны, если вдруг ты успел позабыть о возможных последствиях столь тесного общения, – укоризненно заметил Лофт, не торопясь отпускать Райхе. – Ну и что это был за приступ альтруизма?[NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

+1

4

Миссия по спасению существа, запросто могущего его сожрать через пару лет, если бы его родитель не сделал этот раньше, не вызвала особого восторга у асгадского бога. Клон неопределенно мотнул головой, думая, как ему объяснить свои порывы, а Локи меж тем решил проверить последствия его общения с шебутным детенышем. Такая забота, простая и ненавязчивая, исходящая от асгардца как само собой разумеющееся, клоном иногда все еще воспринималась с некоторым удивлением, которое он, впрочем, старался не показывать.
- Если их не злить, с ними можно найти общий язык, - с еле заметной улыбкой отозвался клон. Он чувствовал необходимость пояснить Локи свой странный позыв вытащить звереныша. В его голове уже давно развеялись клубившиеся там сомнения, что, забирая его в Йотунхейм, асгардский бог решит его использовать, как когда-то это делала Гидра. Локи не делал ничего, что могло бы снова зародить их. Напротив, он не просто рассказывал то, что просил клон, он помогал ему понять себя, интуитивно ощущая, что именно тревожит или тяготит искусственное создание.
- Это не совсем альтруизм, - после недолгой паузы продолжил Райхе. Посмотрел на стоящего рядом асгардца. – Недавние события показали, что с людьми у меня пока не особо складывается взаимопонимание.
Еще одной стороной взаимоотношений, за которую клон был безмерно благодарен Локи, было то, что теперь он мог спокойно признать свое непонимание в чем-то, не боясь быть осмеянным или забракованным. Временами это ощущение, светлое и правильное, обрастало фантомной тревогой, что в конце концов асгардскому богу надоест возиться с уступающим ему по развитию созданием. Такие мысли отдавались горечью в сознании клона, вынуждали действовать по старой, вбитой Гидрой привычке - соответствовать.
- Пока мне не всегда удается понять людей. Истинные их намерения. То же самое с йотунами. Никто из них не выказывает зла, я верю, что кто-то действительно его не желает, но все равно это останется всего лишь моими догадками. Их мне проще понять, - клон кивнул в сторону давно ушедших зверюг, умолк на пару секунд, а после снова заговорил. – Они не умеют лгать в отличие от разумных существ. Когда я посмотрел ей в глаза, то знал, что она не нападет на меня. Точно так же с другими, кто, наоборот, враждебен.
Говоря последнюю фразу, Райхе запоздало подумал, что невольно проговорился, что эта встреча с местной живностью далеко не первая, но мысленно отмахнулся и продолжил:
- Ты говорил, что Йотунхейм это мир, к которому я принадлежу. Я не могу сказать, что чувствую себя здесь своим. Особенно, если был бы здесь без тебя. Может, для этого прошло слишком мало времени, не знаю… И не знаю, как объяснить, чтобы ты не счел меня совсем безумным. Люди или йотуны могут сказать мне то, что я хочу услышать. Звери – нет. Эта часть мира мне понятна больше, и когда та зверюга не откусила мне голову, она приняла меня, - на губах клона снова появилась слабая улыбка. – Это не значит, что я буду спасать всех упавших в пропасть щенков. Мне нужно было почувствовать, что не только я пытаюсь постичь этот мир, но и он принимает меня.

[NIC]Reiche[/NIC][STA]асгардский ариец[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/95274485.7/0_ef23a_7398b760_orig[/AVA][SGN]Feeling what's lost, where to flee
And the Shadows that are fading I lose again my way.
[/SGN]

+1

5

Такого развернутого объяснения в ответ на свой вопрос Локи не ждал и вовсе не требовал, но, судя по всему, Райхе хотелось выговориться, и асгардец не стал ему в этом препятствовать. Он молча слушал, не перебивая, и нельзя сказать, что ему самому было неинтересно услышать рассуждения клона о мотивах его собственного поведения. Многое звучало, конечно, забавно, но таковым оно могло казаться лишь в сложившихся условиях, когда Райхе был не один, когда рядом находился тот, кто мог рассказать неизвестное, лишний раз предостеречь и объяснить какие-то нюансы поведения в определенной ситуации. На секунду Локи задумался, как бы повернулась жизнь его клона, оставь он его тогда на Земле, и был бы Райхе вообще еще жив. Интуиция меж тем подсовывала ответ однозначный и, увы, отнюдь неутешительный. Недавние им обоим печально известные события на базе все того же злополучного ЩИТа недвусмысленно намекали на не самые радужные перспективы самостоятельного существования единственного оставшегося в живых клона асгардского бога.
Локи понимал интерес Райхе, его желание действительно осознать себя частью того мира, что с первых минут показался ему родным, отыскать тот самый пресловутый дом, понятие которого по иронии судьбы оказалось крайне размыто для них обоих. Он также понимал и крайне нехотя признавал тот факт, что, сам того не желая, вынужден был сдерживать эти любознательные порывы из опасения, что его несведущая во многих тонкостях межличностного взаимодействия копия по наивности своей может нарваться на неприятности.
– Я очень надеюсь, что ты не собираешься открыть у нас дома филиал помощи дикому зверью, – беззлобно ухмыльнулся Лофт, мысленно радуясь, что за все разы тесного общения клона с дикими тварями – а нынешний случай, очевидно, был далеко не первый – ни одна из клыкастых зверюг не попыталась откусить бесстрашному чуду его бедовую головушку. – А что до Йотунхейма, – продолжил асгардец уже более серьезным тоном, – когда я говорил о твоей принадлежности к этому миру, я имел в виду только твою природу и не более того. Ты принадлежишь этим местам ровно в той же степени, что и я. Так уж исторически сложилось, что существа, обладающие определенными свойствами организма, нашли свое обиталище в здешних краях. Однако я большую часть своей жизни провел совсем не в этом мире, и мне противно было от одной лишь мысли, предполагающей осознание себя его частью, но так уж вышло, что именно этот мир – та его часть, что сумела простить мне попытку уничтожения, – принял меня.
Повинуясь внутреннему порыву и не видя для себя ни единой причины оный сдерживать, Локи мягко погладил Райхе по волосам.
– Послушай, я не хочу, чтобы ты думал, будто я пытаюсь тебя контролировать или в чем-либо ограничивать, – заговорил он, глядя прямо в отражение своих собственных глаз напротив, – хотя догадываюсь, что тебе может так казаться. Я не хочу, чтобы с тобой снова что-нибудь случилось, поэтому в очередной раз попрошу тебя помнить об осторожности и не идти на риск, если оного можно избежать. [NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

+1

6

В ответ Райхе молча кивнул. В памяти промелькнул недавний разговор о своеобразной попытке асгардского бога доказать своей семье, что он достоин чего-то. В этом они были отчасти похожи – прежде клон тоже постоянно пытался быть лучше, схожие сомнения раньше жили и в душе асгардца, Остались ли они сейчас, клон не знал. Не мог он и судить, насколько ужасен поступок Лофта с точки зрения местного населения или предавшей его семьи, ему это было неважно. Единственное, что он мог и хотел сделать – это дать понять, что такое прошлое не отпугнет и оттолкнет его от Локи.
Сам того не подозревая, клон на нынешнем этапе своего развития больше походил на ту часть населения Йотунхейма, с которой усиленно старался найти общий язык. С вбитыми в голову Гидрой навыками он действительно больше напоминал звереныша – он скалил зубы и умел разодрать чужую глотку, если ему угрожали, и в то же время его было удивительно легко обмануть. Он совершенно не умел притворяться и зачастую, не задумываясь, выражал свои чувства простым жестом, прикосновением, предпочитая их словам. Вот и сейчас – вместо того, чтобы снова пускаться в путаные рассуждения, он посмотрел на Локи. Нашел его руку и, коротко и мягко сжав его пальцы, отпустил.
- Если ты хочешь… - клон умолк на мгновение и продолжил, уточняя свою мысль, - если ты считаешь такие вылазки ненужными в данный момент, я не буду уходить так далеко.
Клон понимал, что его способ познания, простой и непосредственный, может принести больше вреда, чем пользы, подкинув лишних проблем не только ему, но и асгардцу. Райхе доверял ему и сейчас, глядя Лофту в глаза, решил затолкать подальше свое желание обшарить каждый уголок Йотунхейма и прислушаться к Локи.
- И, пожалуй, нам стоит вернуться домой.

В ответ Локи очень хотелось дать понять клону, что его собственное желание никак не может быть возведено в абсолют, и последнее, чего бы ему хотелось – это дать Райхе повод думать, будто тот по каким-то неписанным канонам должен безоговорочно исполнять волю асгардца. Забирая клона с собой, Лофт хотел показать ему свободу, а на деле выходило, что он все равно всеми силами, пусть и из лучших побуждений, пытался эту свободу ограничивать. Локи не знал, как скоро у Райхе закончится терпение, и что за этим последует, но пока опасения за благополучие его неискушенной взаимодействием с окружающим миром копии пересиливали мысль о необходимости ослабить контроль.
Пока трикстер раздумывал, как лучше донести до клона собственные раздиравшие сознание размышления, непредсказуемая йотунхеймская погода решила внести свои коррективы в планы зазевавшихся приключенцев. Первая упавшая на лицо капля однозначно дала понять, что добраться до дома сухими они могут даже не рассчитывать.  Взглянув на разом потемневшее, плотно затянутое тучами небо, Лофт решительно сомкнул пальцы на ладони клона и, осмотревшись по сторонам, наспех поискал глазами наиболее удобный спуск к относительно ровной поверхности.
– Ты прав, и, похоже, нам стоит поторопиться, – заключил асгардец, когда стихия уже основательно решила поразвлечься, погоняв бедовых йотунов по горам.
Кое-как сражаясь с разразившимся ливнем, уже на пороге дома, Локи буквально втолкнул Райхе внутрь, поспешно вбежал следом, захлопывая дверь и натыкаясь на свою замешкавшуюся копию. Дабы не уронить их обоих, Лофт в последний момент ухватился одной рукой за косяк, а второй прижал к себе Райхе, удерживая того за талию. Трикстер представил, как должно быть курьезно выглядели со стороны их неуклюжие маневры, и не в силах сдержаться, рассмеялся, утыкаясь носом клону в плечо.
– А тебе повезло, что ты успел завершить свою спасательную операцию до дождя, – с улыбкой заметил Лофт, все так же обнимая доблестного спасителя шипастых собачек, – иначе пришлось бы провести щенку внеплановый инструктаж по плаванию.

[NIC]Reiche[/NIC][STA]асгардский ариец[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/95274485.7/0_ef23a_7398b760_orig[/AVA][SGN]Feeling what's lost, where to flee
And the Shadows that are fading I lose again my way.
[/SGN]

+1

7

Еще совсем недавно безмятежно спокойное небо над их головами затянули тяжелые, полнившиеся влагой тучи. Райхе уже успел познакомиться с коварной погодой Йотунхейма, что могла ласково греть лучами, а спустя несколько минут обрушить на голову проливной дождь, теплый и не оставляющий ни малейшей надежды добраться до укрытия сухим. Клон только улыбнулся в ответ на реплику Локи и, сжав его руку, пошел рядом.
Уже рядом с домом, увлекаемый асгардцем, он ускорил шаг, будучи совершенно промокшим, и замешкался на пороге, чтобы обернуться на Локи, словно не он тут был гостем в своей-чужой земле, а асгардец. К счастью, Лофт сориентировался быстрее, удерживая их обоих. Клон поднял взгляд, рассматривая лицо асгардского бога - такое же, как у него, однако почему-то Райхе никогда, даже в мыслях не замыкался на их внешнем сходстве. Локи был другим – во всем. Он невольно улыбнулся, наблюдая за своим развеселившимся прототипом. Интуитивно повторил его жест, точно так же обнимая за талию и становясь напротив него.
- Дополнительные навыки выживания никогда не помешают. Даже щенкам. - беззлобно усмехнулся клон, не отводя взгляда от Локи.
Снова не особо задумываясь, что делает, ведомый больше чувствами, чем разумом, он свободной рукой осторожно убрал налипшие на лицо асгардского бога мокрые пряди и невесомо провел пальцами по его щеке, тут же спохватившись, что делает что-то не то. Убрал руку и, выпустив Лофта из объятий, подался на шаг в сторону. Его накрыло странным замешательством. Он не боялся открыться Локи полностью. Толком клон и сам не понимал того странного, непривычного и удивительного теплого чувства, что прочно захватило его сознание, но он опасался обременить этим асгардца.

Лишь на секунду поддавшись мимолетному удивлению, Лофт едва заметно изменился в лице, посерьезнев, однако не предпринимая попытки как-то воспрепятствовать действиям своей копии. Жест Райхе скорее стал для трикстера неожиданным, но совершенно не вызывал отторжения или неприятия. Напротив, сам асгардец уже в течение какого-то времени уверенно ловил себя на мысли, что привязывается к своему клону все сильнее, и в какой-то момент появилось отчетливое желание сделать эту привязанность крепче. Впрочем, прежде на подобных поползновениях Лофт старался поменьше концентрировать внимание, предполагая, что слишком активными собственными действиями может попросту отпугнуть Райхе. Сейчас же невидимый барьер из сомнений, воздвигнутый в голове, беззвучно обрушился и, справившись с секундным удивлением и распознав охватившее Райхе смущение, асгардец понимающе улыбнулся, проворно ухватил клона на запястье, вновь привлекая к себе, обнимая одной рукой, другой легко проводя по мокрым волосам, касаясь щеки, неспешно очерчивая кончиками пальцев линию подбородка.
– Я уже говорил, что не хочу тебя в чем-либо ограничивать, – тихо заговорил Локи, рассматривая в лице напротив собственное и одновременно чужое отражение, – только ты и сам этого не делай. Если хочешь чего-то, не нужно сразу же себе в этом отказывать.
Последнюю фразу Лофт произнес уже практически шепотом, прикрывая глаза, подаваясь вперед и осторожно накрывая губами губы клона. Это сложно было назвать действительно поцелуем – скорее сдержанным прикосновением, но Локи никуда не спешил, прощупывал границы допустимого, не желая отпугнуть Райхе излишним напором.
[NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

+1

8

С плохо скрываемым удивлением клон посмотрел на Локи, однако сопротивляться даже не думал. Напротив, в его сознании обосновалось чувство сродни облегчению, что его не только в очередной раз поняли, но и приняли. Еще ближе. Почувствовав чужое прикосновение, он прикрыл глаза, полностью отдаваясь захлестнувшим его эмоциям, еще больше непривычным, никогда прежде не испытываемым и бывшим несравнимо сильнее всего, что он успел узнать за свое короткое существование.
После недолгого контакта клон мягко отстранился, всматриваясь широко распахнутыми глаза в чужие и ловя в темных зрачках свое отражение. Обнял ладонями лицо Локи, ласково очертил пальцами его скулы и вновь подался ближе, осторожно целуя.

Асгардец больше ничего не стал говорить, только тепло улыбнулся, когда Райхе на мгновение отстранился, словно желая еще раз заглянуть в глаза своего прототипа и удостовериться, что его действия будут восприняты нормально  и не вызовут недовольства. В явственно читавшемся в широко распахнутых глазах клона удивлении Локи распознал одновременно и облегчение, мысленно между тем порадовавшись, что и сам верно истолковал невысказанное прямо желание. Он не знал, насколько Райхе вообще был способен говорить о чем-то подобном и понимал ли, что именно движет им, заставляя совершать действия, объяснение которых едва ли входило в обучающий курс необходимых навыков выживания, преподаваемых Гидрой. Локи было все равно. Его ничуть не смущал и не останавливал тот факт, что Райхе может вести себя нерешительно, чего-то не знать, опасаться, быть не способным найти для себя разумное объяснение каких-либо собственных поступков или охарактеризовать очевидно новые для себя эмоции. Это могло показаться забавным, но Лофт усматривал в такой непосредственности особое ни с чем несравнимое очарование. Клон не умел притворяться, искренне и открыто реагировал на все, что происходило вокруг и в его собственной душе. Это было необычно и вместе с тем бесконечно мило.
Локи обнял потянувшегося к нему Райхе, позволяя себя поцеловать, постепенно углубляя поцелуй, легонько прикусывая мягкие губы клона, неторопливо исследуя текстуру чужих губ и языка, чувствуя, как у самого уже начисто сносит крышу и держать себя в руках с каждой секундой становится все труднее. Лофт отстранился только чтобы перевести дыхание, ловко расстегнул застежки на вороте куртки Райхе, обнажая нежную кожу шеи и ключиц, чувствуя губами учащенное биение пульса. Окончательно расправившись с застежками, Локи запустил руки по куртку, оглаживая ладонями гладкую кожу, губами коснулся шеи, вынуждая Райхе чуть запрокинуть голову, осторожно обвел языком свежий порез, оставленный шебутным зверенышем, и вновь находя губы клона, накрыл ладонью поврежденный участок кожи, направляя поток энергии, ускоряющей затягивания раны.

Прикосновения Локи отдавалось в сознании невыносимо ярко. Каждое касание его ладоней, его губ словно сметало последние оставшиеся барьеры. Клон не пытался понять, что с ним происходит, в его сознании не осталось места для мыслей и попыток проанализировать собственное состояние. Он полностью отдался ощущениям, почти физически ощущая, как во взбудораженном рассудке гаснут последние искры сознательности.
Клон прерывисто втянул воздух, когда губы Локи коснулись его шеи. Он словно задыхался – от тактильного контакта, от реакции собственного организма. Повернул голову, снова срываясь в поцелуй, уже более требовательный. Чужая энергия исцелила оставленную зверенышем рану и окончательно порушила самообладание искусственного создания. Райхе ощущал столь желанное существо рядом с собой, его магию и хотел еще больше. Не прерывая поцелуя, он потянулся к застежкам затейливого одеяния асгардского бога. Не сразу, но ему удалось справиться с ними – клон запустил ладони по его одежду, ласково оглаживая ладонями гладкую кожу. С трудом он заставил себя оторваться от Локи, лукаво взглянул на него и, ухватив за руку, повел за собой в спальню асгардского бога.
[NIC]Reiche[/NIC][STA]асгардский ариец[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/95274485.7/0_ef23a_7398b760_orig[/AVA][SGN]Feeling what's lost, where to flee
And the Shadows that are fading I lose again my way.
[/SGN]

+1

9

Лофт ответил своей осмелевшей копии такой же лукавой улыбкой и послушно направился вслед за Райхе. Ему было интересно, взаправду ли клон знал, что делал, или действовал интуитивно, по наитию, полагаясь лишь на предчувствие и эмоции. Впрочем, все это было совершенно неважно, и, едва переступив порог спальни, асгардец нетерпеливо привлек к себе свое искусственное сокровище, поспешно стягивая с того куртку, словно не желая ни на оду лишнюю секунду прерывать тесный контракт, боясь отпустить. Мгновением позже следом отправился и собственный плащ трикстера. Ощущение близости разгоряченной кожи родного в прямом смысле и столь желанного существа  рушило в сознании остатки самоконтроля, и, усилием воли заставив себя оторваться от чужих губ, Лофт несильно толкнул Райхе в грудь, роняя того на широкую кровать и тут же забираясь следом. Упираясь одной рукой в изголовье, Локи вновь накрыл губы клона настойчивым поцелуем, запуская свободную руку в мягкие черные волосы, нежно массируя пальцами кожу и слегка оттягивая мокрые пряди.

Оказавшись на кровати, клон выгнулся навстречу Лофту. Жадно, с несильным нажимом огладил одной рукой его шею, запустил пальцы в длинные волосы. Другой перехватил руку Лофта у своей головы, переплетая пальцы, а когда оба прервали поцелуй, чтобы сделать глоток воздуха, поднес его ладонь к губам, нежно целуя пальцы. Не отводя взгляда от склонившегося над ним асгардца, Райхе ласково провел по его щеке, снова лукаво улыбнулся и скользнул пальцами по подбородку, по линии шеи и ниже по груди и животу. От его руки исходил легкий холод, а там, где пальцы касались кожи Лофта, оставались смазанные, быстро исчезающие синие полосы.

Чувствуя живой неподдельный отклик на каждое прикосновение, ловя каждый чужой вздох, слушая бешено колотившееся сердце, Локи не пытался как-то оценивать своего клона, сравнивать с кем бы то ни было, гадать или удивляться, чему успела обучить Гидра выращенное из пробирки создание. Локи было плевать, кем являлся Райхе в прошлом, с какой целью его создали и каким образом пытались использовать. Сейчас асгардец просто наслаждался крышесносным моментом близости, казавшейся такой естественной, настоящей и правильной. Его не смущал тот факт, что в физиологическом плане они были одинаковы, Локи ощущал Райхе частью себя самого в том плане, что легко понимал его, казалось бы, вовсе без слов, на уровне взглядов и прикосновений, и вместе с тем видел в нем совершенно самостоятельное существо, со своими желаниями, со своей волей.
Растянув губы в улыбке, Локи прикрыл глаза, позволяя рассудку целиком раствориться в ощущениях  от чужих уже совсем не робких касаний. Следуя за плавными движениями руки клона, по телу асгардца то и дело пробегались мурашки. Лофт поймал руку Райхе, накрывая ее своей ладонью, перехватывая запястье и переплетая пальцы; на мгновение добавил холода, поднося их сомкнутые руки к лицу, чувствуя, как будто бы невидимая ледяная сфера перекатывается меж ладоней, обжигая кожу и стекая по рукам морозной синевой, после чего, разжав собственные пальцы, мягко коснулся губами внутренней стороны ладони Райхе, мгновенно разгоняя остатки стылого мороза.
Заглянув в глаза своей копии, Локи игриво ухмыльнулся, ловко отщелкнув пряжку ремня штанов клона и, нарочито медленно очерчивая прохладными пальцами полоску обнаженной кожи внизу живота.
[NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

+1

10

Клон зачарованно проследил за их сомкнутыми ладонями, с которых словно живая осыпалась холодная, нечеловеческая синева. Короткое прикосновение губ Локи развеяло остатки холода, оставив только нарастающий жар: в сознании и в организме, что никогда прежде не испытывал и не ощущал ничего подобного. С губ Райхе сорвался короткий полувздох-полустон, когда прохладная ладонь Лофта тягуче-медленно коснулась чувствительной кожи внизу живота. Он снова выгнулся навстречу прикосновениям, всему Локи, нетерпеливым движением ухватил его за шею, ощутимо сжимая волосы и настойчиво целуя его, прикусывая чужие губы.
Меньше всего он хотел, чтобы Лофт сейчас останавливался. Клон тонул в зашкаливающих эмоциях и ощущениях и хотел захлебнуться в них полностью. Разжав ладонь, он выпустил его только для того, чтобы подрагивающими от желания руками расстегнуть штаны асгардца, потянуть их прочь, насколько хватило движения, и с легким нажим огладить обнажившуюся кожу. И потянуть Локи еще ближе к себе – потому что не мог иначе.

Почувствовав нетерпение в движениях клона, Локи сквозь поцелуй растянул губы в улыбке, отстранился, лукаво взглянув в широко распахнутые глаза своей очевидно испытывавшей новые для себя ощущения копии. Он хотел было по привычке отпустить какую-нибудь колкость, намекая, будто неискушенные в вопросах интимной близости существа обыкновенно не отличались особой напористостью, и, вероятно, Гидра прививала своим творениям все-таки куда больше практических навыков, нежели было необходимо для исправного выполнения тех задач, для которых мидгардцы клонировали асгардского бога. Впрочем, не отводя взгляда от своих же собственных глаз, принадлежавших сейчас другому, такому родному и нежно оберегаемому созданию, Локи промолчал. Отчего-то ему не хотелось глумливо шутить, зная, что это может как-то покоробить или задеть Райхе. Клон нравился ему таким, каким он был: со всей своей наивностью и детской непосредственностью, с открытостью и искренностью, неспособностью лгать, изворачиваться и притворяться. Райхе был отражением личности самого Локи и вместе с тем его полной противоположностью: лучше, чище, правильнее и в какой-то мере даже живее.  Лофту хотелось обучить его тому, что знал и умел сам, но лишь в том объеме, что был необходим для способности Райхе защитить себя в случае опасности, или тому, о чем бы попросил сам клон. Однако трикстеру категорически не хотелось создавать второго себя. Его благоразумия, вопреки убеждению его дражайшей семейки, хватало на то, чтобы не возводить собственную манию величия в абсолют, не тешить себя иллюзией собственной исключительности, свято веря в надуманный идеал, которым он никогда не являлся.
Мазнув языком по нижней губе Райхе, Лофт коснулся губами подбородка, спускаясь ниже к линии шеи, очерчивая кончиком языка выступающий кадык, чуть задерживаясь у ключиц. Пальцы проникли под пояс штанов, накрывая ладонью чужую горячую плоть. Локи начал медленно двигать рукой, оглаживая и легонько сжимая, не переставая покрывать поцелуями желанное тело доверившегося ему существа.

С прерывистыми, рваными стонами клон, вжимаясь затылком в кровать, выгибался навстречу движениям Лофта. В его сознании порушились последние сомнения, сметенные под напором зашкаливающего желания, и он полностью отдался ему. Ухватил Локи за плечи, беспорядочно оглаживая гладкую кожу, с нажимом провел пальцами по спине, оставляя красные полосы – словно боялся отпустить, хотел чувствовать его совсем рядом. Одним целым, которым они и являлись. Переживавший подобные эмоции и ощущения впервые мозг клон воспринимал все особенно ярко. В какой-то момент Райхе показалось, что он не выдержит, отключится – он зажмурился, по его телу прошла мелкая дрожь, и клон со стоном безвольно упал на кровать.
Ему потребовалось несколько секунд, чтобы выровнять дыхание, прийти в себя, но еще раньше он открыл глаза, ища расфокусированным взглядом Локи. С бешено колотящимся сердцем снова потянулся к нему, обхватив его лицо ладонями. Прерывисто дыша, он понимал, что пока дыхание не придет в норму, он не сможет поцеловать его, поэтому просто гладил нежно пальцами по лицу, смотрел на асгардца, любовался, видя не отражение своего лица, а бесконечно близкое ему существо. Заметив им же оставленную царапину на плече Лофта, Райхе приподнялся на локте и бережно накрыл ее губами.
[NIC]Reiche[/NIC][STA]асгардский ариец[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/95274485.7/0_ef23a_7398b760_orig[/AVA][SGN]Feeling what's lost, where to flee
And the Shadows that are fading I lose again my way.
[/SGN]

+1

11

Удивительно ярко и отчетливо ощущая прокатившуюся по телу клона дрожь удовольствия, слыша его стон и невольно улыбаясь, трикстер сильнее прижал к себе разгоряченное тело, прекращая движения, но не торопясь убирать руку. Повинуясь желанию Райхе, он приподнялся на локте, встречаясь со своей копией взглядом, позволил привлечь себя, оказываясь настолько близко, что кончики их носов соприкасались. Локи прикрыл глаза, позволяя себе чувствовать безмерно родное и необходимое существо кожей, растворяться в мягких касаниях пальцев, ощущая на своем лице чужое горячее, чуть сбитое дыхание. Асгардец подался вперед, ловя губами губы Райхе, целуя нежно, почти невесомо, без прежней настойчивости и страсти, но вкладывая в простой жест всю теплоту, все искреннее желание доставить удовольствие и одновременно защитить, уберечь от любых опасностей.
Перебирая пальцами одной руки мягкие волосы клона, другой Локи огладил его живот и грудь, оставляя влажные полосы, затем поднес к губам, облизав пальцы, аккуратно очертил контур губ Райхе, вновь приникая жарким поцелуем. Ему не хотелось останавливаться, не хотелось ни на секунду отпускать от себя искусственное, но такое живое создание, но он был готов переступить через себя, поступиться собственными желаниями, если бы тот попросил.
Локи как никогда было не наплевать на партнера. И дело было вовсе не в недостатке опыта последнего, но в незнакомом ранее самому асгарддцу, иррациональном, не поддающемся никакому внятному объяснению бескорыстном желании сделать хорошо другому, вне зависимости от того, получит ли желаемое он сам. Собственные потребности, вообще собственная личность – все это покорно отступило в тень, позволяя разуму сконцентрироваться на чувствах и желаниях партнера.
Заставив себя оторваться от бесконечно желанных губ, Лофт по-кошачьи ткнулся носом Райхе в висок. Он чувствовал, что обязан спросить, прежде чем идти дальше.
– Если с тебя хватит, не бойся, скажи, – прошептал он, обдавая ухо клона жарким дыханием. – Я остановлюсь, если попросишь.

Райхе прикрыл глаза, мягко целуя Лофта. Эйфория медленно утихала, сходя мягкими плавными волнами, и оставляя вместо зашкаливающего возбуждения удивительное чувство, которое клон не мог охарактеризовать, когда, вернувшись в дом, интуитивно потянулся к асгардцу, и сейчас ощущая его же, но много сильнее. Нечто сродни порыву отдаться бесконечно близкому существо, сильной чувственной зависимости. Это желание не имело ничего общего с навязанной когда-то Гидрой установкой, что он должен кому-то принадлежать. Делать, что говорят другие.
В сознании клона зародился свой собственный выбор, в чем-то непонятный ему самому, в чем-то наивный. Он не торопился озвучивать вслух свои мысли, принимая их для себя. Он понимал, что сейчас много больше зависит от Локи и нуждается в его защите, нежели асгардскому богу понадобилось бы что-то от него, но при этом был готов, хотел оберегать и заботиться о нем точно так же, как делал это он.
Услышав тихий шепот Лофта, клон улыбнулся, погладил его по волосам, другой рукой мягко водя пальцами по спине, словно выводя какие-то невидимые узоры.
- Не нужно останавливаться, - так же тихо отозвался Райхе. Повернул голову, чтобы встретиться взглядом с Локи и, еле заметно улыбаясь продолжил. – Я хочу, чтобы тебе тоже было хорошо.

Асгардец ответил мягкой полуулыбкой, провел пальцами по щеке клона, очерчивая скулы, любуясь чужим лицом, ясно читая во взгляде точно такое же, созвучное с собственным желание. Отстранившись, только чтобы избавить их обоих от ненужных сейчас остатков одежды, Лофт наклонился, касаясь губами нежной кожи внизу живота Райхе, одновременно оглаживая пальцами бедра клона, чуть надавливая на чувствительную кожу на внутренней стороне бедер и вынуждая развести ноги. Он сам уже с трудом справлялся с собственным возбуждением, едва сдерживаясь, чтобы не наброситься на столь желанное тело, мечтая обладать безраздельно и целиком, но действовал нарочито медленно, давая возможность Райхе прочувствовать, пережить каждое прикосновение, слушая прерывистое дыхание и учащенное биение сердца.
Устроившись между ног клона, Лофт сильнее надавил на бедра последнего, подаваясь вперед коротким осторожным толчком, одновременно склоняясь и ощутимо прикусывая кожу на шее Райхе и тут же зализывая укус. Локи двигался аккуратно, давая привыкнуть к новым незнакомым ощущениям, стараясь не причинять боли, чутко реагируя на каждое изменение отпечатывавшихся на лице Райхе эмоций. Постепенно ускоряя темп, Локи срывал с губ клона рваные стоны наслаждения, совершенно теряя голову от пьянящей близости и удивительного чувства гармонии и правильности.
В момент наивысшего удовольствия, Лофт хрипло застонал, зажмуриваясь и прогибаясь в спине, остро чувствуя, как волна наслаждения дрожью проносится по телу. Он перекатился на бок, тут же обнимая и привлекая к себе Райхе, находя его губы и припадая благодарным поцелуем. Не хотелось прерывать этот момент идиллической близости - просто лежать, чувствуя безмерно нужное дорогое существо рядом.[NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

+1

12

Клон не отводил взгляда от Локи, такого открытого сейчас, не скрывающего своих эмоций, искренне ими делящийся, и лишь когда тело вновь захлестнуло удовольствием, он невольно прикрыл глаза, сминая пальцами покрывало и не в силах сдержать рвущихся наружу рваных стонов. Он снова выгибался навстречу Лофту, тянулся к его губам, смешивая сбитое, горячее дыхание.
Ладонями впитал прокатившуюся по телу Локи дрожь, чувствуя, как по телу разлилось тепло. Поймал в объятия Лофта, прижимая к себе и подаваясь ближе к нему одновременно. Чуть отклонив голову после поцелуя, Райхе несколько мгновений смотрел в глаза Лофта, ловя в темных зрачках отражение одинаковых на двоих эмоций. Искренних, настоящих. Тех, видя которые он прежде сомневался, принадлежат ли они Локи или всего лишь оттиск его собственных. 
Это было странно – для существа, которое вырастили с единственной целью и вполне определенными методами и должное разделить судьбу своих предшественников, если бы не воля случая. Совсем недавно Райхе чувствовал себя искусственным созданием, копией, сейчас же – удивительно живым, настоящим, а все то прошлое, где он был безмолвным солдатом в чужих руках осталось смутной тенью в сознании. Как память, но не ощущение себя. Клон прикоснулся лбом ко лбу Локи, еле заметно улыбаясь, и дотронулся ладонью до груди асгардца, ощущая биение еще бешено колотящегося сердца, созвучное с его собственным.

Лофт задержал взгляд на клоне, не желая пропустить ни одной, отразившейся на хорошо знакомом лице эмоции, повторил жест Райхе, касаясь рукой его груди и ощущая под ладонью ровное биение сердца, звучащего в такт его собственному. На короткое мгновение Локи задумался, в какой момент он успел привязаться к своей созданной руками человека с весьма прозаичной, низменной целью и случайно подобранной копии настолько, что Райхе стал для него родным, частью его самого, будто бы давно потерянным и вновь обретенным братом, духовная связь с которым была категорией отнюдь не метафорической, но имела вполне определенные генетические корни. Задумался - и отмахнулся от назойливых мыслей. Разве не этого он хотел? Не чувствовать ли себя кому-то нужным? Не ощущать ли себя ответственным за кого-то? Не упиваться властью над другим существом, зная, что его жизнь принадлежит лишь тебе и от тебя же зависит, но желать защитить, сделать чужую жизнь лучше, безопаснее, читать ответную благодарность в глазах и находить в этом смысл собственного существования. Локи не хотел делать из Райхе ручного питомца, который бы смотрел на хозяина ослепленным тупой преданностью взглядом и исполнял безропотно любую прихоть. Он хотел видеть рядом с собой личность, которая может чего-то не знать, уступать самому асгардцу в развитии, но уметь думать, чувствовать и мечтать самостоятельно. Лофт не считал Райхе ущербным и не желал давать тому повод самому о себе думать подобным образом.
Прикрыв глаза, асгардец чуть приподнял голову, чтобы коснуться губами лба клона, ласково гладя по волосам, позволяя влажным прядям скользить меж пальцев. В очередной раз Лофт поймал себя на мысли, что без раздумий уничтожит любую тварь, прекратит существование всякой мрази, что попытается причинить вред его вновь обретенному сокровищу, и от этого понимания на душе делалось удивительно хорошо.
[NIC]Reiche[/NIC][STA]асгардский ариец[/STA][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/95274485.7/0_ef23a_7398b760_orig[/AVA][SGN]Feeling what's lost, where to flee
And the Shadows that are fading I lose again my way.
[/SGN]

+1

13

Они еще побыли вместе, иногда обмениваясь малозначимыми фразами и чаще – прикосновениями. В нахлынувшем умиротворении клон по-прежнему чувствовал каждое касание, каждый взгляд особенно остро. Он ни о чем не думал, наслаждаясь близостью Лофта,
Перед тем как уйти Райхе невесомо коснулся губ Локи и, собрав свои разбросанные вещи, вышел из спальни асгардского бога. Мысли клона словно завязли в сознании, никак не тревожа искусственное создание. Он не думал о произошедшем, не загадывал наперед. Мягким теплом в груди грело никуда не девшееся чувство, ощущение своего, родного на грани зависимости.
Уже позже, сидя в своей комнате, Райхе почувствовал, что пережитые эмоции, наконец, обернулись спокойной усталостью. Та мягко дотронулась до его рассудка, ненавязчиво намекая, что разуму порой требуется короткая передышка, даже если это разум скопированного асгардского бога. Прикрыв глаза, клон провел ладонями по еще влажным после ванной волосам и мысленно принимая, что лучшее, что он мог сейчас сделать – это отключить на несколько часов сознание, за один день познавшее впечатлений больше, чем за все время существования создания Гидры. Одна лишь мысль отчетливо проступала сквозь своих коматозных сородичей – желание вновь оказаться рядом с Лофтом, прежде чем закрыть глаза. Почувствовать рядом самое близкое для него существо, потому что так было… нужно? Правильно? Клон не смог бы внятно озвучить творящееся в его душе. Он неопределенно качнул головой, отмахиваясь от настойчивого порыва, не желая снова навязываться и держа в памяти понятие личного пространства, как бы ему ни хотелось сделать его одним на двоих.

Приятное умиротворение ласковой теплой волной разливалось по телу. Оно же мягко коснулось сознания, расслабляя рассудок, сглаживая эмоции. Окружающая реальность, близость другого существа рядом – все это воспринималось уже не столь ярко, менее остро, нежели каких-то несколько мгновений назад, но оттого не менее приятно, расходясь по телу сладкой истомой, выгоняя из головы любые посторонние потребности, оставляя простое желание чувствовать родное существо рядом.
И все же Локи не стал препятствовать, когда Райхе осторожно выскользнул из его объятий, тихо покинув спальню. Сам трикстер еще какое-то время бесцельно повалялся на кровати, бездумно разглядывая потолок с мечтательной улыбкой на губах, а, окончательно решив для себя, что не желает вот так прерывать это удивительное ощущение близости, поднялся, накинул на плечи некое подобие халата и направился на поиски клона.
Обнаружив Райхе в его комнате, Лофт на секунду задержался на пороге, затем бесшумно вошел внутрь, остановившись перед своей копией и дожидаясь, пока тот откроет глаза и заметит его.
– Не хочешь вернуться? – спросил асгардец, лукаво улыбаясь, и, отчего-то заведомо не предполагая ответного отказа, протянул руку в приглашающем жесте.[NIC]Loki[/NIC][AVA]https://img-fotki.yandex.ru/get/176331/95274485.7/0_ef239_bc9800ac_orig[/AVA][SGN]Do what thou wilt shall be the whole of the law. ©[/SGN]

+1


Вы здесь » INTERSTELLAR » constellation » One Sky Above Us


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC